Авроры тоже люди, у них тоже бывают выходные. Но они бывают так редко, что почти не чувствуются. А если ты еще и возглавляешь безумие, носящее название Аврорат, то и в будни, и в выходные, днем и ночью надо быть настороже. Эх, нелегкая это работа - главою быть Аврората...
- лучший пост от Harry Potter


JOHANN; KAYA; LORCAN; JAMES
Говорят, они появляются внезапно.
Бреши в пространстве, о которых не пишут ни в одном школьном учебнике. Порталы, рождающие существ
из твоих самых страшных кошмаров. С красными глазами
и жаждой смерти.
И ты никогда не угадаешь, где откроется следующий.

Место действий: Школа Чародейства и Волшебства "Хогвартс", Великобритания.
Дата: 15-31 декабря, 2022 год.

Harry Potter: Somnium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Somnium » Daily Prophet » Hogwarts: Ultima Ratio


Hogwarts: Ultima Ratio

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://savepic.ru/3945157.png

0

2

СЕБАСТЬЯН МОНЕ

Дина называла его Каем. Всю сознательную жизнь учился в Шармбатоне, однако в этом году, по протекции деда, был отправлен вместе с делегацией в Хогвартс, где был распределен на седьмой курс Слизерина. Француз, семнадцать лет. Потомок того самого Моне.

http://s3.uploads.ru/VXmch.gif
Люк Ньюбери

● У Моне очень тяжелые отношения с семьей. Начнем с того, что у него остался один лишь дедушка - сварливый волшебник в самом рассвете шизофрении, отдавший свою жизнь темной магии и совершенно не думавший о судьбе своей дочери. Да, так уж вышло, что дела Пожирателей Смерти, к которым он никогда не относился напрямую его волновали больше, чем крушение воздушного судна над Атлантикой. Внука он, мягко сказать, недолюбливает, потому, что: на него необходимо тратить время, он занимается живописью с большей охотой, чем тёмным искусствами, похож на мать и такой же упертый;
● С детства у волшебника проявилась тяга к живописи - большей части того, что он сейчас умеет Себастьян научился сам, а все остальное познал благодаря частным урокам, на которые зарабатывал сам. Все, за исключением деда, находили мальчика талантливым и не скупились на похвалу да комплименты. Это развило в нем чувство собственного достоинства и усилило ненависть к деду, который " не в состоянии увидеть талант в виду собственной посредственности". Это касалось не только искусства, но и зелий, которые старик считал жестом трусости. А внук в них добивался больших успехов, в качестве хобби изучая те, что недвусмысленно влияют на разум - будучи художником и волшебником единовременно он никак не мог обойтись магловским абсентом;
● В пятнадцать лет, когда появилась возможность, он переехал жить к другу в небольшую студию недалеко от Монмартра. Луи ла Файет полностью поддерживал Моне в любых, даже сомнительных, авантюрах, но, что было важнее мальчику, подпевал его гениальности, нещадно расхваливая его красоты. Себастьян же в это время вынашивал мрачные планы о том, как бы поскорее избавиться от гнёта деда, который не раз поднимал супротив него палочку, если мальчишке что-нибудь не нравилось. Был в том, разумеется, и плюс - так Моне узнавал новые хлесткие заклятия, но и синяки пульсировали лиловой болью так, что запоминались на долго и сходили паскудно;
● С Оливер он познакомился на одном из концертов для молодых волшебников - солистка "Ведьминой Метлы" покорила его с первого припева. Это произошло этим летом, когда группа заканчивала свое путешествие по Европе в Парже. В ту пору Себастьян испытывал творческий кризис и ему, как никогда нужны были новые впечатления, которые он находил в абсенте, зельях и милых парижанках. С Оливер выходило иначе - первое время. Девушка задержалась в Париже, приняла ухаживания волшебника и с головой окунулась в динамичный роман, что было ей совершенно не свойственно. Безумие длилось не долго - уже через месяц Себастьян испугался того, что отношения обретают всё более серьезный характер, а он "был не готов лишиться свободы". Англичанка застала его в постели с двумя недалекими, но звонко смеющимися дамами и на следующих день собрала вещи и покинула его. Себастьяна это привело в бешенство - они не мог понять, отчего эта певичка вызывает в нем такие эмоции.
● Его душевные разбирательства ставили возвращение в школу под угрозу срыва, но обошлось. Правда с сентября он стал выдавать не самые лучшие показатели и чудо, что дед смог пристроить его к делегации Шармбатона. К моменту отъезда у старика получилось как следует вставить юноше мозги на место, но и тот в долгу не остался.

ОТНОШЕНИЯ
Дина изъяла воспоминания о встрече с Моне, желая отказаться от чувств, которые её унизили. Сам Себастьян с трудом может вспомнить о девушке что-то, кроме её проникновенного взгляда и того, что она посмела уйти. В Хогвартсе они пересекаются фактически случайно - не имеющая никакого дела до новичков слизеринка так и не обратила бы на него внимания,если бы волшебники случайно не пересеклись в гостиной в поздний час. В ходе перепалки провидицу посещает видение о том, что их с Моне ждет счастливая родительская доля, после чего в страхе старается держаться от него подальше. Вскоре сам Себастьян узнает о вдении Дины, считая его фантазиями англичанки, но еще немного и до него доходят причины  связи. Он пытается подступиться к девушке, которую когда-то называл Синей Птицей, с которой расписывал потолок их мансарды и которую прогнал и узнает, что она уже помолвлена с Робером Вальдесом.

КЛЮЧЕВЫЕ МОМЕНТЫ
Француз. Эгоистичный нарцисс, верящий в свое превосходство. Склонен к садизму, может и любит причинять боль. Амбициозен. Гениальный художник, хорош в зельях. Дину он пытается взять блицкригом, чисто для галочки, ужасно бесясь с того, что девушка его задевает, посылает третьим полем для квидича и кажется ужасно знакомой. В последствии понимает, что любит её сильнее, чем свою самую удачную картину  боится потерять.

ПРЕДЛАГАЕТСЯ К ИГРЕ
Романтические сопли, многими разбитые на клише. Драму, около драмы, а можно еще немного драмы. Приветствуется здоровая доля сарказма и чувства юмора. Комплекты графики прилагаются в знак признательности.

СПОСОБ СВЯЗИ
гостевая

0

3

http://s6.uploads.ru/SQ2Xv.jpg

0

4

http://s3.uploads.ru/cxiLT.jpg
[audio]http://pleer.com/tracks/10635538PT5h[/audio]

ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Гестия Джонс | Hestia Jones

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Канон диктует тёмные волосы, моё видение немного сужает спектр:
Роуз Бирн, или Мишель Докери, может быть, Бриджет Реган, вероятно, Эванджелин Лилли, ну, возможно, Анна Фрайл. Вы можете предложить свой вариант, исходя из образа, который наверняка после этого списка стал примерно ясен.

о.3 ВОЗРАСТ
33 - 35
Пожалуйста, мне не хотелось бы большой разницы в возрасте, ведь общаться мы начали ещё в школе, а в те времена каждый год значил очень много. В идеале Гестии тридцать пять.

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Здесь кто-то уже писал, что Гестия окончила Гриффиндор, но я вижу её в Рейвенкло и буду рад, если Вы со мной согласитесь. Она умна, проницательна и весьма сдержана в проявлении эмоций, но в сердце её горит яркое пламя: Гестия из тех, кто до конца сражается за свои идеалы. Из-за своей сдержанности и немногословности она может показаться сухой и даже чёрствой, но стоит узнать её поближе, и это впечатление померкнет непременно. Если вы увидели, как Гестия целеустремлённо летит к воротам соперников, прижимая к груди квоффл, или как она сражается на дуэли заклинаний, как с жаром отстаивает точку зрения в споре, как радуется победам своих друзей, вы никогда не вспомните о том, что она казалась вам скучной и слишком строгой когда-то. Гестию не назовёшь душой компании, она не любит привлекать много внимания и не старается сделаться его центром, но её отсутствие в привычном кругу всегда замечали, ведь именно она всегда старалась создать уютную и комфортную атмосферу для всех, ненавязчиво подсовывая тёплый плед тому, кто зябко потирает плечи и кружку какао тому, кто с тоской смотрит в окно. Друзей у Гестии никогда не было много, но отношения со всеми она бережно пронесла сквозь годы, никогда не забывая о родных людях и всегда находя время для того, чтобы встретиться и побыть с ними рядом.
Говорит она мало, но, узнав Гестию поближе, непременно понимаешь, что её молчание разнооттеночно, оно имеет свой вкус и свой запах. Посмотрев в глаза и взяв за руку, она может сказать больше, чем многие люди, сотрясающие воздух разговорами добрых полчаса. Она любит тишину, в её личной коллекции целый букет тишины: тишина библиотек с беззвучным танцем пылинок в солнечном луче, ползущем по стеллажу; тишина леса, сотканная из шелестов, шорохов, невесомых шагов; тишина моря, разбивающаяся в пыль с набежавшей волной, чтобы перемешаться с песком и ракушками и ускользнуть в глубину; тишина неба, затерявшаяся в россыпи звёзд; тишина сочельника, мерцающая огоньками пушистой ели. Гестия любит зиму - может быть потому, что она родилась зимой. Гестия любит море - может быть, потому, что выросла на его берегу.
Всё остальное Вы узнаете о ней сами, стоит лишь присмотреться. Я уверен, что Гестия - настоящая шкатулка сокровищ, перебирать которые можно дни напролёт, любуясь неожиданными сочетаниями и переливами света. Я добавлю ещё всего лишь несколько фактов:

❖ Гестия - член Ордена Феникса. Она готова сражаться на его стороне до конца.
❖ Гестия работает в Министерстве Магии стирателем памяти. А может быть, в портальном управлении. Или заведует каминной сетью. А что, если её место - в аврорате? Это лучше знаете Вы.
❖ Она очень хороша в заклинаниях и прекрасно владеет боевой магией.
❖ Хорошо готовит.
❖ Много читает.
❖ Знает как минимум один иностранный язык.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ

вместо эпиграфа

небо становится парусом в серебре
мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
начинает темнеть.
неблагая осень, листвы черненая медь,
изморозь на коре.

говорят, что те, кто всегда один, -
им судьба уходить в Самайн,
горек хлеб и едок осенний дым,
холодны неубранные дома.

говорят, раскрывается небо - и к ним
спускаются кони,
и наступает зима,
быть им вечными всадниками, лететь по дорогам пустым,
не гляди в глаза, коль не хочешь сойти с ума.

мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
нерожденный костер начинает гореть,
поднимается высоко в облака,
начинается ветер, дорога листвы легка,
неблагая осень, встречай меня-дурака.

(мы сидим на высокой горе - и не надо слов о любви,
просто переживи эту зиму,
пожалуйста, переживи)

просто тем, кто всегда один, - судьба уходить,
растворяться в вечной охоте,
просто это не лечится - это дыра в груди,
саднящая на закате и на восходе.

это черный Самайн проступает в полете листвы,
в запахе порыжевшей травы,
в карканье черных птиц.
Рассыпаются в небе первые звезды - как мелкий рис,
тем, кто всегда один, - уходить,
ожидает тьма,
здравствуй, вечная охота, здравствуй Самайн,
здравствуй, осень моя неблагая, нож на бедре,
и насквозь проходит октябрь, и касанья его свежи.

(мы сидим на горе, на высокой-высокой горе,
я люблю тебя, но
не держи меня,
не держи).

- Лемерт.

Как я уже сказал, мы начали общаться в школе. Ты всегда была хороша в заклинаниях, именно они стали нашей первой точкой соприкосновения. Потом - квиддич, лиература, море, вкусная еда, - мы как будто листали две разные книги, страницы которых то и дело совпадали до буквы. Друзьям оставалось лишь удивляться: как мы, такие разные, можем так хорошо общаться, даже дружить, как можем мы - с виду противоположности - считать себя братом и сестрой по духу.
Но потом, когда отшумел наш странно-печальный выпускной, больше похожий на бурю в лесу, когда окончилась обрывком недосказанной истории Первая Магическая Война, ты устроилась стажёром в Министерство Магии, а я искал свой путь - до тех пор, пока не увидел, что ведёт он в море, которое оба мы так любили. Из моря я писал тебе редко - а может быть, даже вовсе не писал, - да и от тебя прилетело лишь несколько весточек, наверное, потому, что ты не знала, куда отправить сову. Может быть, ты была замужем - может быть, нет, может быть, ты меняла места работы, путешествовала, может быть, написала книгу? Вернувшись и встретившись с тобой после долгих лет разлуки, я понял, что ничего о тебе не знаю - и что по-прежнему ты необыкновенным каким-то образом кажешься мне странным моим отражением, искажённым, идеализированным, лучшим, много лучшим, чем я сам. Именно ты помогла мне найти Орден Феникса, чтобы присоединиться к нему. Не помню точно, кажется, идея мне поселиться в Косом переулке тоже пришла сначала в твою голову. Может быть, и ты живёшь где-то поблизости?
Мы нечасто видимся - времена нынче такие. И ещё реже мы разговариваем - ты никогда не была болтушкой, а теперь и я сделался молчуном. Иногда мне кажется: мы друзья, совсем как прежде. Иногда даже чудится: мы нечто большее. Но чаще я отчётливо чувствую пропасть, что легла между нами. Пропасть, которую не перелететь и не переплыть.
И если однажды я вдруг обнаружу себя на пороге нового мира, осиянного новым солнцем - кто знает, куда ляжет моя дорога? Я уйду, может быть, как всегда уходил. А может быть, ты укажешь мне иной путь.
Но сейчас будущее укрыто зловещей мглой. Война сгустилась над нами тяжёлыми тучами, Гестия, грядёт страшный шторм, и мне не известно, что нас ждёт, но, пожалуйста, переживи последний бой. Я не знаю, выживу ли я, но ты - останься в живых, обязательно.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО

моя анкета - чтоб Вам ясно было, с кем придётся иметь дело

AEDÁN ✦ SÉARLAS ✦ LONERGAN

http://s6.uploads.ru/Tofkl.jpg

I'd rather laugh with the sinners than cry with the saints
the sinners are much more fun.
- Billy Joel


ТОРЖЕСТВЕННО КЛЯНУСЬ, ЧТО ЗАМЫШЛЯЮ ТОЛЬКО ШАЛОСТЬ.

t h e   s t o r y   s t a r t s   h e r e

o.1 ФАМИЛИЯ И ИМЯ
Aedan Searlas Lonergan | Эйдан Шерлас Лонерган
Эйдан, но чаще всё же Лонерган, а также Джонси, Барсук, Шпала, Жираф и ворох других прозвищ разной степени живучести и прилипчивости.
Особого внимания заслуживает прозвище, полученное им на двоих с главным товарищем в бедах и радостях - бедах чаще чужих, пустяшных, конечно, радостях - непременно общих, и часто на почве этих самых бед, - Данте Янгом: Сорвиголова (Daredevil). Дьяволёнком в этой паре считался Эйдан, - нельзя сказать, что по праву, но ему сия позиция всегда была по душе.

o.2 ВОЗРАСТ И ДАТА РОЖДЕНИЯ
35 лет;
4 декабря 1962 года.

o.3 СТАТУС
Окончил Хогвартс, факультет Хаффлпафф, в 1980 году.
Бывший кок на торговом магическом паруснике "Лорелея";
в настоящее время - разнорабочий в Косом переулке (таскает тяжести, истребляет докси, гоняет боггартов, чинит крыши и в общем делает всё, что захотите, за умеренную плату), периодически бывает вызван и в Лютный. Анонимный автор рубрики бытовых чар в "Проблемах Чароведения" (пишет под псевдонимом Феррет Сисайд).
Абсолютно и безоговорочно лоялен Ордену Феникса, однако не блистает репутацией бравого защитника добра - люди, окружающие его ежедневно, скорее полагают его нейтральным до мозга костей неудачником, забулдыгой и раздолбаем. Эйдан старательно поддерживает имидж.

o.4 ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА
Ясень, волос единорога, 13 дюймов, хлёсткая. Рукоять резная, ребристая, рабочая поверхность абсолютно гладкая.

о.5 АРТЕФАКТЫ
Метла - гриндилоу знает, какой модели. Лейбл на древке затёрся, а сам Эйдан никогда не придавал значения мётельным брендам. Летает - и зашибись.
Саквояж, лицензированно заколдованный на невидимое расширение, - достался в наследство от отца.
Фляжка виски.
По легенде, фляжка обладает свойством сохранять неизменными свойства любой жидкости, в неё налитой, в течение любого количества времени, но случая проверить не было, так как виски во фляжке обновляется Эйданом регулярно.

о.6 ЖИВОТНОЕ
Даже самый непритязательный и аскетичный зверь сбежал бы от Лонергана не позднее, чем через месяц совместного проживания.

— А ВДРУГ Я ПОПАДУ В ДУРАЦКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ?
— ТЕБЕ НЕ НУЖНО ЭТОГО БОЯТЬСЯ, ЭТО У ТЕБЯ В КРОВИ.

y o u r   h i s t o r y   i s   y o u r   s o u l

o.1 ЧИСТОТА КРОВИ
Полукровный

о.2 МЕСТО РОЖДЕНИЯ

Ирландия, Адэр Мэнор.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/7/7e/Adare_Manor_Garden.jpg/800px-Adare_Manor_Garden.jpg

о.3 РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Шерлас Гай Лонерган - отец, аврор, погиб во время одной из операций аврората, когда Эйдану было девять лет;
Гвендолин Марлен Лонерган, в девичестве МакКинли - мать, содержит отель, занимающий большую часть родового замка Лонерганов, Адэр Мэнор;
Фиона Гвендолин Браун, в девичестве Лонерган - младшая сестра (средняя), домохозяйка, живёт в Лондоне с мужем и двумя детьми;
Сирша Скай Лонерган - младшая сестра (младшая), медсестра в госпитале св.Мунго;
Данте Янг - названый брат - друг, связь с которым не менее прочна, чем кровные связи;
всю семью Янгов Эйдан также считает своими родственниками и готов поддержать их в любой ситуации.

о.4 БИОГРАФИЯ
Серый камень кладки Адэр Мэнор, серебристый в летнем дожде, графитный в зимние вечера, фиолетовый в закатном свете, никогда не казался холодным, он всегда обещал тепло. Он хранил его внутри - тепло рождественского очага, тепло камина в гостиной, тепло стёганого одеяла, керамической кружки какао, тепло отцовского взгляда, тепло материнских рук. Даже в августовском знойном мареве он, обещавший прохладу в тенистых переплетениях красного плюща, оставался тёплым, и тепло его не отталкивало.
Всё здесь было совершенно сказочным, всё дышало волшебством, которым пронизан был замок и пронизаны были его окрестности от корней вековых дубов до шпилей самой высокой башни. Для детей четы Лонерган магия не была чем-то незнакомым, но оставалась всегда удивительна: родители считали важным сохранить чувство новизны мира в сердцах детей и научить их ценить дар, доставшийся им с рождения - дар, которого большинство людей лишено, и не по своей вине.
Говорят, есть дети, которые боятся взрослеть, есть те, кто торопится, а ещё бывает, что детство заканчивается неожиданно, мгновенно, и тебя никто не спрашивает, как ты к этому относишься. Так случилось с Эйданом в ту грозовую ночь, когда вместо отца в их дверь постучал человек в тёмном плаще. Этот образ навсегда остался с младшим Лонерганом: тёмный силуэт в дверном проёме, с одеяния которого падают холодные капли, - вот облик, что принимает боггарт при встрече с ним как олицетворение вестника, принесшего самую страшную новость.
Эйдану пришлось повзрослеть в одночасье, в тот миг, когда он осознал, что остался единственным мужчиной в семье, что на плечи его легла большая ответственность и что права плакать на плече мамы у него больше нет и не будет - теперь он должен был утешать, помогать, насколько это было в его силах, и учиться. Он очень старался: колдовать до поступления в школу ему было запрещено, да и палочки своей ещё не было, так что Эйдан целеустремлённо осваивал ручной труд, избавляя мать от основных хлопот по хозяйству, которых в огромном замке было предостаточно.
Лишившись мужа, Гвендолин не опустила рук, не расклеилась, не собиралась сдаваться: точно вся духовная сила Шерласа перешла к ней, вдова Лонерган уверенно взялась за переустройство быта, начав с самого ценного материального имущества, что оставил ей муж. Оставив под нужды семьи совсем небольшую часть Адэр Мэнора и скрыв её от глаз маглов, Гвен превратила замок в отель, который через несколько лет упорного труда начал приносить стабильный доход, которого хватало на то, чтобы содержать замок и территорию поместья в порядке и себя не ущемлять. Лонерганы никогда не жили на широкую ногу, не стремились к роскоши, как это принято у многих чистокровных аристократов: это было просто не принято в их семье. Чистокровными они никогда не были: то и дело в роду появлялись маглорождённые и полукровки, закрывающие фамилии дорогу в чудесный список, куда Лонерганы и не горели желанием попасть. Быт семьи Эйдана был прост при жизни его отца и остался таким после его смерти.
Детям никогда не запрещалось играть и дружить с ребятишками-маглами из деревеньки Адэр, которой дал название их замок. Один из деревенских мальчишек стал однажды для Эйдана не просто другом - почти что братом, - но, впрочем, стоит отметить, что маглом он не был, и это стало ясно мгновенно, в день их знакомства на заднем дворе спрятанной от маглов части замка, куда Данте Янг забрёл по случайности, даже не заметив ограждающих заклинаний.
Ровесники, впервые они сели в Хогвартс-Экспресс вместе, перешучиваясь о том, что куда быстрее было бы долететь вдвоём на метле, перемахнув через море и шотландские горы. Вместе они впервые прошли под высокие своды древнего замка, вместе сели за стол Хаффлпаффа под чёрно-жёлтыми вымпелами. И все последующие годы они всё делали вместе, соревнуясь с гриффиндорцами в шалостях и шутливых выдумках, зарабатывая баллы для барсуков, на каникулах хаотично перемещаясь между деревенским домом Янгов в Адэре и Адэр Мэнором, где обоим одинаково были рады.
Поступив в Хогвартс, Эйдан был преисполнен решимости, закончив его, стать аврором, как его отец, но жизнь, преподаватели и собственная природа очень скоро поставили его перед неутешительным фактом: чтобы сдать зелья на "Превосходно" он должен умереть, возродиться, умереть ещё раз, опять возродиться и так десять раз подряд. Немногим лучше дела обстояли с травологией, как ни постыдно сие для хаффлпаффца, да и монотонные речи профессора Биннса сводили на нет желание разбираться в Истории Магии, пусть она и не была сущей необходимостью для будущего аврора. Мечты о месте в рядах поборников добра и справедливости пришлось оставить, сосредоточив всё внимание на Чарах, которые удавались младшему Лонергану отменно. Здесь всё разочарование, вся тоска и смертная скука, что наваливались на него душным одеялом - мягким, как улыбка Слагхорна, но неподъёмно тяжёлым, - в кабинете зельеварения, рассыпались в пыль, стоило сделать единственный взмах волшебной палочкой - верной, чуткой, становившейся точно продолжением его собственной руки. Здесь, если даже что-то не удавалось, это было не поводом для обиды или гнева, а наоборот, становилось стимулом для дальнейших попыток, для развития и совершенствования. Особенно Эйдан интересовался бытовой магией, в связи с неослабевающим желанием оказать матери как можно более сущесвенную помощь в её нелёгких буднях. Именно в этой области впервые проявились способности Лонергана к составлению новых заклинаний: он придумал формулу, с помощью которой можно было испечь пирог, не включая духовки, а затем -
заклинание для мгновенного взбивания сливок и чары хрустящей корочки для любых блюд. Не в меньшей степени занимала его магия боевая, и интерес этот многократно усилился, когда стало отчётливо ясно, какие тёмные свинцовые тучи сгустились над магической Британией. Пусть Лонерган был ирландцем - ирландцем до такой степени, что порой становилось удивительным, что кровь его обычного красного, а не зелёного цвета, - Британия не казалась ему чужой и далёкой, ведь здесь был Хогвартс, здесь жили многие его друзья, и, в конце концов, не так уж далеко находилась Ирландия и не была она защищена непроницаемым куполом, что оградил бы её от миазмов зла, рапространяемых Волдемортом и его шайкой татуированных ублюдков.
Вслед за гриффиндорцами Блэком и Поттером, с которым им выпало счастье заприятельствовать в Хогвартсе, Сорвиголова вступили в Орден Феникса, едва выпустившись из школы. Эйдан плохо отдавал себе отчёт в том, какая опасность угрожает им, ему кружила голову эйфория: он не имел шанса попасть в аврорат, но разгоревшаяся нешуточная война предоставила ему возможность сражаться за то, что во что верил его отец и во что, разумеется, верил он сам, как способны верить лишь те, кого шляпа отправляет за чёрно-жёлтый стол. Бесшабашность его и совершенно гриффиндорское бесстрашие мог бы усмирять и ограничивать более мягкий по натуре Янг, но и он проникся борьбой, так что положительное влияние его cводилось к той капле рассудка, что порой удерживала совершенно лишившегося царя в голове Лонергана на краю пропасти. Они вместе изобрели технику боя, использующую сильные стороны обоих: боевую магию Эйдана и виртуозные щитовые чары Данте, и эффективность её впечатляла. Но война очень скоро закончилась.
Несмотря на то, что окончание войны должно было внушать радость, рисуя в туманном доселе будущем радужные перспективы, Эйдан чувствовал себя опустошённым, обманутым. Конец был омрачён гибелью Джеймса и Лили, тёмной историей с Блэком, отправившимся в Азкабан, да и в общем верилось в этот конец слабо. Чудилось, что за финал романа жизнь пытается выдать последнюю страницу половины разорванной надвое книги. А где же вторая половина, и что ожидает их всех, когда она найдётся?
Кроме того, стоит признать, что Эйдану не хватило тех нескольких боёв, что они пережили вместе с Данте. Путь в аврорат по-прежнему был закрыт, и лишь теперь младший Лонерган осознал, что так и не озадачился выбором профессии. Будущее его по-прежнему скрывал туман. И сквозь этот туман неожиданно проступили корабельные мачты.
Капитана "Лорелеи" - классического рыжеволосого ирландца, ширина плеч которого не уступала аршинному росту, Эйдан встретил не где бы то ни было, а в музыкальном магазине Янгов «D&D». Этот во всех отношениях примечательный человек разыскивал там заплесневелый альбом своих любимых "Морских лосей", который отчаялся было найти. Но нашёл, конечно. И на радостях сделался столь словоохотлив - впоследствии выяснилось, что таким он бывал крайне редко, - что задержался в магазинчике до самого вечера, развлекая морскими байками братьев, а затем подоспевшего Лонергана, который частенько просиживал там штаны, вынося мозги Янгам рассуждениями о вариантах своего трудоустройства. Между делом капитана О'Салливана попотчевали ирландским рагу в исполнении Эйдана, который в любой свой визит в «D&D» настаивал, что, если уж он в наличии, то на крошечную кухню никого не пропустит. Вечер за закрытыми дверьми завершился распитием просоленного ольстерского огневиски и предложением Лонергану места на "Лорелее".
На другое утро Эйдан склонен был скорее поверить в то, что ему приснился излишне красочный сон, чем в то, что предложение О'Салливана и сам О'Салливан были реальны. Но Янги подтвердили, что невероятные события имели место. И Эйдан, для верности наведавшись в порт и переговорив с капитаном уже на трезвую голову, подписал контракт, суливший ему год в открытом море и неподъёмный сундук впечатлений, которые он уже с нетерпением предвкушал. Ни расставание с другом, ставшим ему ближе брата, ни разлука с матерью и сёстрами, ни неизведанное, которое, впрочем, бесстрашного Лонергана нисколько не пугало, не могли омрачить его близкого к идиотическому счастья.
Коком на борту "Лорелеи" Лонерган-младший проходил без малого десять лет, прежде чем впервые вернуться в родную Ирландию, с которой всё это время поддерживал лишь нерегулярную эпистолярную связь, в которой подспорьем служило заклинание поиска заблудившихся почтовых сов поблизости от Евразии - этих несчастных птиц Эйдан, ничтоже сумняшеся, использовал, предупреждая адресатов о том, что вестника следует накормить, обогреть и по возможности пристроить в добрые руки. Он повидал мир, как принято говорить, и кроме мира повидал немало женщин, сполна насладившись всеми прелестями краткосрочных романов во время стоянок в чужестранных портах. Один такой роман неожиданно растянулся, оставив кока "Лорелеи" на суше на без малого два года: случилась эта история в Центральной Америке и едва не закончилась браком, и закончилась бы, если б всё зависело от Эйдана. Но всё зависело от Алгомы, которая ни с того ни с сего вдруг решила сделаться жрицей трёхгранного тополя. Она вообще многое делала ни с того ни с сего, тем и привлекла падкого на внезапности Лонергана, который не впервые обжёгся на этой своей слабости.
Надо сказать, что плаванье на магических судах больше напоминает навигацию семнадцатого века, чем современное мореплавание: все нововведения на парусниках со времён пиратских шхун носят исключительно магический характер, многие из этих нововведений скорее дань романтике, веяние которой в парусах неизбежно, чем требование необходимости. "Летучий Голландец" думрстранговцев ходит под водой, а "Лорелея", к примеру, умела летать. Другая особенность магической навигации заключается в том, что, в отличие от магловских экипажей, члены команды обыкновенно взаимозаменяемы: мастер парусов сносно готовит, старпом не гнушается мытьём палубы, юнга может встать за штурвал в хорошую погоду, а кок в состоянии поставить лисель, если очень хочется пролететься. На борту "Лорелеи" команда подбиралась О'Салливаном не слишком тщательно, но с большим патриотизмом, и на девяносто девять процентов состояла из ирландцев, так что за все десять лет плавания Лонерган не только не избавился от родного акцента, но и закрепил его, если так можно выразиться, смолистым клеем специфических ирландско-морских выражений, коих понабрался от сотоварищей. Был их экипаж дружен, задирист, и скучно не было никогда.
Сойдя на берег Ирландии, Лонерган чувствовал себя не больше, не меньше - капитаном Летучего Голландца. Новости его ожидали самые разнообразные: младшая сестра окончила Гриффиндор, средняя вышла замуж и родила ему племянника, мамин отель процветал. Дориан Янг уехал учиться в Америку, а Данте женился. Разумеется, обо всём этом Эйдан урывками узнавал из писем, но вести, долетевшие на рваных крыльях сквозь просоленный ветер, непременно теряли живость и остроту, которую сообщали им живые голоса рассказчиков. Конечно, о свадьбе, о жене и о дочери ему хотелось услышать лично от Данте, как он услышал истории сестёр и матери, но тот был по-прежнему далеко, и писем от него не случалось уже давно. Эйдан подозревал - а может быть, чувствовал каким-то шестым чувством, - что в этой, не услышанной истории, есть что-то особенно личное и особенно грустное. Он никогда не умел справляться с такими ощущениями, он не знал, стоит ли писать Данте, а если стоит - то что должно прозвучать в письме, к которому он не сможет приложить свой голос, свой взгляд и свои руки - всё то, что делало его им и помогало узнавать, любить и поддерживать близких. Так и не написав, он покинул Адэр Мэнор, хороня в сердце растерянность и тоскливую зыбь, что впоследствии порой ложилась отражением на гладь штилевых пасмурных вод.
А через три года снова вернулся и на сей раз окончательно: слухи о возрождении Волдеморта долетали до сослуживцев, искажённые, нелепые, не вызывающие доверия ни у кого. Кроме Лонергана.
Он с самого начала этого конца знал, что на самом деле это не конец. Вторая половина разодранной книги нашлась, магическая Британия нуждалась в Эйдане Лонергане, пусть даже и не знала об этом сама.
И Эйдан Лонерган вернулся.
Чтобы найти Орден Феникса. Чтобы бороться за то, за что умер его отец. Чтобы не оставаться в стороне: этого он не умел никогда. Чтобы дождаться Данте, который тоже непременно вернётся и встанет в ряды сражающихся. Потому что иначе не сможет.
Он поселился в Дырявом котле и сколотил себе репутацию, подрабатывая до здесь то там в Косом переулке, не гнушаясь практически ничем, кроме того, что по его мнению дурно пахло - об этом душке, если случалось, Лонерган заявлял заказчикам без обиняков, продолжая флегматично смолить свою неизменную папироску. В глазах людей, населявших эти места, он постепенно приобрёл вид человека глубоко безразличного к политике, к господствующему строю, не имеющего никаких амбиций и целей в жизни, по сути никчёмного, но рукастого и очень сноровистого в области бытовых чар. Последних двух пунктов было достаточно для того, чтобы Эйдан не бедствовал, регулярно имея работу и для того - а это было главным - чтоб он стал тенью, которой никто не стесняется. А в присутствии теней, о судьбе которых хорошо известно многим домовым эльфам, многие представители магического снобизма позволяют себе высказывания самого смелого толка. И даже тайны иногда выбалтывают. Ведь у теней нет глаз. Нет ушей. У теней нет мозгов.
Быть тенью в тёмные времена бывает весьма полезно и выгодно.

ЧЕЛОВЕК — ЭТО НЕ СВОЙСТВО ХАРАКТЕРА,
А СДЕЛАННЫЙ ИМ ВЫБОР.

y o u   c a n n o t   l o s e   y o u r s e l f

о.1 ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Распределяющая Шляпа не думала и трёх секунд после того, как оказалась на голове Лонергана, прежде чем провозгласить: "Хаффлпафф!" с лёгкой нервенностью в голосе. Он истинный хаффлпаффец, но, боюсь, те, чьё воображение при этих слова нарисовало пушистого добродушного барсучка, будут при встрече с ним разочарованы.
Как и полагается хаффлпаффцу, он упрям и настойчив, ему незнакома интонация сомнения: любое высказывание Лонергана звучит как истина в последней инстанции, и мало кто догадывается о том, что на самом деле он без большого труда способен изменить позицию, если оппонент убедительно докажет свою правоту. Об этом мало кто знает, так как спорить с Лонерганом не многие решаются. Эта гибкость, впрочем, не касается основных, стержневых понятий - идеалов, которые исповедовал его отец и продолжает исповедовать Орден Феникса. Предательство этих принципов Эйдан считает непростительным. И не прощает. Он верен своим убеждениям, верен своим друзьям и родным, и ему не понадобится гриффиндорское благородство и отвага, чтобы, если потребуется, пожертвовать всем и даже жизнью ради тех, кого он любит, и того, во что он верит.
Лонерган прямолинеен, не стеснителен в высказываниях: типичная хаффлпаффская тактичность, похоже, заблудилась где-то в лабиринте его сознания и пока что не нашла пути на свет. От природы он вспыльчив и импульсивен, склонен рубить сплеча, однако отходчив и не злопамятен. Неорганизован, непоследователен, нетерпелив и множество прочих неудобных "не", в том числе невыносим. Совершенно невыносим.
Умеет быть терпеливым в серьёзных жизненных ситуациях, в повседневности же даёт о себе знать неизменное шило в том самом месте. Чрезвычайно энергичен, подвижен и непоседлив, обладает таким же быстрым интеллектом, сообразителен, находчив, смекалист. Окружающих оценивает, сравнивая с собой, и с трудом принимает чужие недостатки, которыми не обладает сам. Зато достоинства, которы он лишён, вызывают в нём большое уважение, иногда даже восхищение, - разумеется, в тех случаях, если достоинства эти являются достоинствами с его точки зрения. Нетребователен в быту, с лёгкостью может обходиться даже без самого необходимого с точки зрения многих: спать на соломе, питаться хлебом и водой, носить одну и ту же рубашку в течение пары-тройки месяцев. По возможности, впрочем, старается избегать подобных экстремальных условий, так как поесть очень любит, да и поспать порой не дурак, если позволяет время. Порядок не входит в число обстоятельств, необходимых для его комфорта, скорее наоборот: Эйдан чувствует себя как рыба в воде в хаосе, близком к первозданному, лавируя между гор хлама и стопок книг подобно хищной барракуде среди рифов.
Решителен, уверен в себе, не склонен к долгим рассуждениям, к рефлексии, действия предпочитает словам, слова - мыслям, компанию - одиночеству, людей - книгам, книги - праздному безделью. Читает, к слову, очень много, особенно любит литерауру, посвящённую чарам и даже покупает частенько "Проблемы Чароведения" (не выписывает, чтобы не вызыват подозрений и поддерживать образ узколобого невежды). Как же без этого - ведь он ведёт там анонимно рубрику бытовых чар, подписываясь Ферретом Сисайдом - морским хорьком. Благодаря обширным познаниям, не только в области чар, умеет долго говорить, складно выражать свои мысли и поддерживать разговор на любую тему. Впрочем, об этом его качестве известно немногим, так как зачастую Лонерган не утруждает себя подбором красочных эпитетов и точных определений, пользуясь лексиконом в триста слов - не считая разнообразных проклятий, которых он нахватался в море.
Не подвержен сомнениям и затянутым колебаниям, в трудной ситуации принимает решения очень быстро, даже самые сложные и важные. Ввиду этой черты склонен к поспешным выводам, которые не всегда оказываются верными. Впоследствии может изменить мнение, осознав свои ошибки. Ошибаться в целом не боится, считая, что не ошибаются только мертвецы.
Смерти, кстати, не боится тоже, и в общем не боится ничего, пока ничто ему не угрожает. В случае опасности способен собраться и направить свой страх в русло решительных действий.

о.2 ПРИВЫЧКИ

❖ Сначала говорит, потом думает.
Сначала делает, потом думает.
В общем, думает в последнюю очередь.
❖ Постоянно находится в движении: рассуждая вслух, мерит помещение шагами, во время беседы сидя - часто калякает что-то на подвернувшемся листе пергамента, на странице журнала или даже книги, так что те, кто хорошо с Эйданом знакомы, книги от него прячут подальше, еси рядом перо и назревает интересный разговор.
❖ Без малого чёртова дюжина лет в море оставила в его лексиконе внушительное количество специфических словесных конструкций, большая часть которых находится за гранью цензурной речи.
❖ Пьёт, курит, сквернословит, ничего с собой не может поделать - и пока что не собирается.
❖ Иногда завершает своё высказывание выразительным подмигиванием вкупе с широкой улыбкой. Особенно дико это выглядит, если речь идёт о серьёзных вещах и до сих пор он улыбаться и не думал.
❖ Вовремя заметив приближение человека, к общению с которым не расположен, способен очень убедительно - на зависть любому опоссуму - прикинуться спящим. Если, конечно, найдётся, куда присесть.

❖ Любит лес, его звуки: шелест листвы, хруст сучьев под ногами, пение птиц, - его запахи: сырости, прелой листвы, хвои. Любит ходить пешком, разбивать с хрустом первый ледок на осенних лужах и давить каблуком сухие листья.
❖ Ещё больше, чем лес, любит море, ветер в лицо, неповторимый запах открытого пространства, йода, соли, водорослей и рыбы, шум волн и особенные океанские закаты.
❖ В людях ценит искренность, честность, открытость и хорошее чувство юмора.
❖ Любит кислые яблоки, мятные леденцы, рыбу с картошкой и густой тёмный стаут, вообще много и постоянно ест, прерываясь лишь на сон и работу. На физической форме это, к счастью, не отражается.
❖ Испытывает детскую привязанность ко всякого рода домашней выпечке.
❖ Терпеть не может заносчивых, скрытных людей, не доверяет тем, кто мало ест и мало говорит. Не приемлет двуличия, органически не переносит ложь.
❖ Не выносит подземелья, поражён тем, как слизеринцы поголовно не двинулись умом, - подвальные апартаменты Хаффлпаффа подземельями не считает, ведь в окна там льётся солнечный свет. Не любит сумрак, недосказанность, невняность, обилие метафор и поиски смысла между строк.
❖ Видеть не может крем-супы: они вызывают у него крайне неприятные ассоциации.

❖ Амортенция для Эйдана пахнет древесной стружкой, морем и свежеиспечённым хлебом.

o.3 ЗЕРКАЛО ЕИНАЛЕЖ
Эйдан в форме аврора.

о.4 БОГГАРТ
Тёмный мужской силуэт в дверном проёме, освещаемом вспышками молний.

о.5 СПОСОБНОСТИ
❖ Глубокое интуитивное чувство чар, - теория и практика,  -  успешно практикуется в создании собственных заклинаний, замечательно владеет невербальной магией.
❖ Патронус - хорёк.
❖ Отлично готовит, в основном - простую и сытную еду, лучше всего ориентируется в ирландской национальной кухне. Умеет разделывать мясные туши, знает правила хранения продуктов, знает, как рационально и практично запастись провиантом надолго.
❖ Золотые руки: любая работа в них горит. Любит физический труд, на удивление очень многое способен сделать без помощи магии. Починить крышу, залатать прореху на одежде, посадить дерево, расчистить двор от снега, - всё это он с большим удовольствием сделает вручную, чем взмахнёт палочкой.
❖ Обладает широкими познаниями в области морской магической навигации, знает устройство корабля, может им управлять, способен поставить парус, задать курс и вычислить направление по звёздам или с помощью секстанта.
❖ Прекрасно держится на метле и метко бьёт по бладжеру. Быстро бегает, замечательно плавает, может сорок раз отжаться на одной руке (по сорок на каждой).
❖ Хорошо стреляет из ружья - научился на ферме у Янгов.
❖ Может выпить очень много и не умереть. Не опьянеть не получается.
❖ Сносно играет на губной гармошке, неплохо на гитаре и виртуозно - на нервах.

Всё, что я не упомянул - в Ваших руках. Что упомянул - тоже, но сначала предупредите меня. Я очень гибок и готов на поиск компромиссов в любом вопросе. От игрока я прежде всего жду чуткости, для меня важно найти общую волну. Мне хотелось бы, чтобы Вы увидели в Гестии что-то близкое для себя, родное, может быть, даже то, чего я не понял и не учёл. Хотелось бы, чтобы Вы показали мне, какой она может быть. Чтобы Вы знали это лучше меня.
Я буду счастлив, если Вы будете активно взаимодействовать с другими игроками, развивать сюжет игры. Я не ревнив и не требую ежедневных постов. Но не забывайте обо мне, пожалуйста.) Связь через гостевую или ЛС, там выдам контакты.

И да, the last but not the least: Гестия в данный момент в плену у Пожирателей Смерти. Так что приходите скорей - и я брошусь Вас... тебя спасать.

о.7 ВАШ ПОСТ

читать

Когда долго молчишь, молчание впитывается в самую твою кожу, въедается, точно соль, оно проникает в кровь и тянется к сердцу, делая его удары медленнее и звонче. Слова в голове съёживаются, скукоживаются, теряют вкус, фактуру, цвет, становятся плоскими и одинаковыми. Бессмысленными.
Когда долго молчишь, говорить становится всё тяжелее, фразы - короткие, резкие, - срываются с губ подобно сухим листьям или тяжёлым каплям холодного осеннего дождя. Болтуны и болтушки, проходящие, пропархивающие мимо кажутся пёстрыми птицами, их щебет ничем не отличается от шелеста ветра в кронах редких деревьев. Книги становятся интереснее людей, потом интереснее людей становится даже небо. Ты как будто зимний медведь, ушедший в долгую спячку в ожидании весны, только тело твоё не спит: ходит, смотрит, пьёт - и довольно много, - ест и работает. И ещё слушает. Но различать смысл в словах иногда так трудно, когда ты долго молчишь.
Когда долго молчишь, молчание ложится на дно твоих глаз и смотрит в лица окружающих, сверкает как будто табличка. "Иди-ка ты к мерлиновой бабушке" или "не влезай - убьёт", или просто "к дьяволу".
От природы довольно разговорчивому Эйдану молчаливая угрюмость нового образа давалась поначалу нелегко, но затем он привык, и теперь ставшая привычной шкура ему даже нравилась, казалась даже уютной со всей своей заскорузлостью. Он пропах табаком и пивом, пылью "Дырявого котла" и старой, прогорклой древесиной его лестниц, полов и скамей в общем зале.
Он думал, может быть, даже запах амортенции теперь станет другим. Никто очень давно не пытался подмешать ему амортенцию.
Войдя в знакомый зал, Эйдан обвёл его мрачным взглядом и, не приметив официанта, направился прямиком к стойке, за которой обложилась бумажками легковесного вида девица с не к месту светлыми волосами. Чем-то она напоминала Сиршу, но была много спокойней, от неё отдавало какой-то прохладцей. Летом это приятно. Зимой, пожалуй, будет так себе. Но зимой она, конечно, свалит в Хогвартс - на вид ей не больше шестнадцати.
- Чем могу помочь, мистер?.. - девица улыбнулась, делаясь похожей на мятный леденец, и отодвинула свои бумажки, - Том отошел, но быть может, я могу принять ваш заказ?
Эйдан бросил безучастный взгляд на пестреющие на листах колонки цифр и флегматично шевельнул бровью, поднимая глаза на девушку.
Лет пять назад он бы, конечно, заметил вслух, что терпеть не может бухгалтерию, что хорошенькой мисс не пристало копаться в цифрах, что мисс правда хорошенькая, напоминает его сестру, и где же мисс учится, в Хаффлпаффе, надеюсь?
Но теперь он просто кивнул и, помедлив, добавил:
- Мне бы, мисс, пожрать чего поплотней мятного леденца, - и изобразил улыбку записного головореза, - И пинту Ольстерского стаута, мисс, - вон туда, - Эйдан махнул рукой в направлении излюбленного стола в самом тёмном углу и, отвалившись от стойки точно старая набухшая пиявка, отправился к нему своей фирменной морской походкой, избавиться от которой пока что не смог - да и не стремился.

0

5

http://s2.uploads.ru/wiIdc.png
× Actions | ×Story | × Guest

0

6

НАМ УЖЕ 3 ГОДА!
http://s3.uploads.ru/zLnpD.jpg
× Actions | ×Story | × Guest

0

7

http://s3.uploads.ru/oCrPR.png

ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Димитрий, фамилия отдается на откуп вашей фантазии
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Хью Джекман only. Вы не найдете лучшего прототипа, потому что его совершенно точно не существует и если перечитав заявку вы этого не чувствуете, то эта акция не для вас
о.3 ВОЗРАСТ
В промежутке между тридцатью восьмью и сорока пятью
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Родился в чистокровной австрийской семье, получил домашнее образование. Отец Димитрия выдающийся волшебник, в свое время преподавал в Дурмстранге, но еще в Первую Магическую Войну был отстранен от преподавательской деятельности по политическим соображениям так как не придерживался идей Темного Лорда. Возможно именно это и помогло Димитрию перенять отцовскую лояльность и непредвзятость к вопросу чистокровности.
Достигнув совершеннолетия, покинул отчий дом, будучи твердо уверенным в том, что свое состояние и значимость должен обеспечить себе самостоятельно, без скидки на именитую фамилию. Получил высшее образование магозоолога и был направлен на стажировку в шведский заповедник драконов, во время прохождения которой занимался и научной деятельностью, специализировался непосредственно на венгерских хвосторогах, процессу адаптации которых и посвятил свою диссертацию.
В недавнем прошлом был переведен в румынский заповедник, где имел счастье познакомиться с Чарльзом Уизли. Именно он и привел его на сторону Ордена, заметив в волшебнике потенциал верного союзника. В декабре по собственной просьбе был переведен в Уэльский заповедник и с тех пор обитает в Британии.
Феникс принял австрийца настолько радушно, насколько это позволяют темные времена. Несмотря на то, что Димитрий является редким гостем на собраниях, он достаточно хорошо осведомлен о делах оппозиционной организации и принимает участие если не в разработке тактики и стратегии, то в операциях, ставя для себя в приоритет вернуть домой столько же волшебников, сколько и привел на "поле брани".
Несмотря на признанный вклад в развитии драконологии, не ограничивал себя жесткими научными рамками. Димитрий являет из себя пример жизнерадостного и легкого человека, без особых проблем находящего общий человек как с животными, так и с людьми. По натуре своей близок к ирландскому духу ровно столь же, сколь далек от немецкой педантичности. С большим удовольствием выслушает, поможет советом, без злословной иронии честно выскажет собственное мнение. Почтителен к старшим, уважает и ценит сторонний опыт и знания. В людях ценит в первую очередь честность по отношению к самим себе и способен войти в положение любого. Душа компании у которого в запасе всегда найдется интересные истории, случаи из жизни или поучительные притчи. Умеет и любит пошутить, никогда не придает шуткам обидные либо язвительные ноты. Обладатель чудесного голоса, достойного бродвейских подмостков.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Судьба ко мне пока была зла, а к вам излишне добра, поэтому мы не знакомы. Не уверен, что вы решите это исправить, но если риск свойственен не только персонажу, то для меня будет честью повстречаться с таким волшебником.
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Герой найдет себе место не только в сюжете, но и без личных эпизодов не останется. На данный момент, от лица модераторского состава, могу предложить участие в квесте how to train a dragon либо же в спасательной операции маглорожденных волшебников в Ирландии. От лица человека, активно обдающегося с игроками проекта, могу намекнуть, что одна несомненно яркая особа была бы рада увидеть вас в качестве спутника жизни. Данная леди однозначно умудрилась поставить крест под этой заявкой, поэтому вы без труда сможете ее отыскать.
о.7 ВАШ ПОСТ

такая вот беда

Просыпаться с саднящими ребрами удовольствие, согласитесь, сомнительное, но даже эта ложка дегтя показалась сладкой лимонной долькой гадким мартовским утром. Борясь с остатками сна Джордж потянулся на лежаке, размяв ноющее тело, и в ту же самую минуту замер от жуткого грохота. После секундной тишины снизу раздались недовольные стоны-кряхтения и рыжий подскочил, свесив голову с лежака.
Пять минут — полёт нормальный? — он ехидно прищурился, наблюдая за тем, как сонный брат ворочается на полу, потирая бок. Фред, в свою очередь, наградил двойника гримасой истинного довольства, которая могла значить лишь то, что ему в голову еще не пришло ничего остроумного, но день впереди был длинный и всему воздалось бы по заслугам. Джордж буквально засиял, протягивая руку помощи, — обещаю — в следующий раз с краю устроюсь я.
Я надеюсь, что в следующий раз нам не придется заваливаться ночью побитыми собаками и Билл определит нам ложе по-удобней, — волшебник ухватил брата за руку и потянул к себе, заставляя покинуть объятья теплого пледа и, прямо-таки, рухнуть с небес на землю. Тот полетел кубарем, заливаясь смехом как и каждый раз, когда видел на лице близнеца праведный гнев, требующий возмездия, и в следующее мгновение они уже оба распластались на дощатом полу морскими звездами.
Для этого нужно быть проворнее, братишка, — щурясь от солнца, которое наглым и холодным лучом упало на лицо, говорит Джордж и поварачивает голову к Фреду, который на удивление резко садиться и тянется за свитером, оборачиваясь через плечо. Судя по выражению конопатой и до боли родной морды лица, он что-то задумал, но в ранний час так сложно понять, что именно. Так он смотрел на брата перед тем, как они бросили свои имена в кубок перед турниром, впервые подслушали заседание Ордена, как сорвали образцово-показательный экзамен Амбридж и тем, как перерезали ленту их расчудесных "Всевозможных волшебных вредилок". Лукавый прищур сытого кота мог означать что угодно, и поднимаясь на локтях ослепленный солнцем Джордж все никак не мог взять толк, какой забавы ждать на этот раз. Фред натянул свитер, борясь с узким воротом и подмигнул брату.
Проворней следует быть тебе, потому что сейчас я разживусь самым вкусным тостом, а тебе достанутся угольки, — и с этими словами он толкает рыжего на пол, срываясь с места, а тот смеется той грациозности, с которой оказался облапошен. Утренняя разминка проходит на ура и братец умудряется разжиться первым балом в своей копилке, однако, это только начало. Джордж рывком поднимается на ноги и морщиться от боли, острыми зубами впившейся в бока. Ничего серьезного, конечно  —  по авторитетному заверению Чарльза хвост румынского длиннорога еще и не на такое способен — но секундное замешательство еще дня три будет горько аукаться. Если честно, он искренне рад, что перепало именно ему, а не братьям или кому-либо еще, хотя увидеть припечатанную физиономию Пиритса было бы куда приятнее. Но не случилось и не срослось. Волшебник слышит намеренно громкий топот по лестнице, означающий, что Фредди все-таки решил дать ему шанс на достойный завтрак, и спешно напяливает на свое худое тело подаренный матушкой свитер. Они уже взрослые, давно вырвались из стен Хогвартса и открыли собственное дело, но теплый и колючий предмет кровавых слёз магических модельеров все так же мил сердцу. Сверху он надевает джинсовую куртку, решив воспользоваться положением и испить утренний кофе в месте с самым лучшим видом на море — на пляже — и бросается в погоню за братцем, перепрыгивая ступеньки.
Врешь, не возьмешь! — с победным криком он прыгает Фреду на спину и вознамеривается висеть мертвым грузом, всячески усложняя его путь до холодильника. Краем взгляд волшебник отмечает кухонные часы и сердце сжимается в тоске по тем, что висели на кухне в Норе. Сколько раз они с братом возились с тем, чтобы обмануть волшебные стрелки и улизнуть из дома незаметно для мамы? Тогда у них был дом и беззаботное шалопайство, а теперь приходилось стеснять молодожен и с опаской смотреть в завтрашний день, не подавая вида и не позволяя остальным впасть в уныние. Старший почувствовал настроение братца и тряхнул в сторону, наигранно трагически возвещая.
Мерзавец! Еще вчера я сражался с мерзкими Пожирателями, а сегодня ты вознамерился сорвать мне спину?! Предательство, я исключу тебя из партнерского соглашения! — они дружно "вписываются" в сервиз, заливаясь смехом и вызывая тревожный звон посуды, но справедливости ради заметим, что ничего ценного при том разбито не было, да и не ценного, за что сказали бы спасибо, тоже. Джордж отступает, негласно соглашаясь с тем, что завтраком займется Фредди, а сам, засучив рукава, отправляется на неравный бой с кофе.
Пару минут и на кухне во всю разливается утренняя симфония — шкварчит бекон и призывно золотятся тосты, открываются все возможные банки с повидлом и джемом, закипает бодрящий кофе и нарезаются апельсины. Близнецы на кухне работают в слаженном тандеме, без слов понимая друг друга и умудряясь при том обмениваться шуточками, не в ущерб готовке. Фредди знает, что в их семье стоит только заикнуться о завтраке, как на кухню начнут ленно стекаться все-все-все и опыт жизни в Ордене стал неопровержимым тому подтверждением. Сейчас, в качестве внеочередного доказательство, в дверном проёме появляется сонная физиономия Чарли и старший ловко оформляет на тарелке два желтка, сервируя улыбкой ломтик бекона и ставит на стол, в немом приглашении. Джордж разливает кофе по чашкам и оборачивается в аккурат тот момент, когда на кухню входит маленькая хмурая девчонка. Абсолютно не рыжая, что справедливо будет замечено. Незнакомое чудо стаскивает из миски булку, бурчит что-то вроде абракадабренного "бамбжур" и спешно покидает кухню через черный ход. Братья удивленно переглядываются и прилипают к окну, в котором видны дальнейшие передвижения крохи.
Фредди, дружище, скажи мне, когда это я успел прошляпить и стать дядей? — с филосовским налётом спрашивает он и вопросительно вскидывает бровь,  отпивая кофе из чашки.
А, главное, когда она успела так вымахать? Чарльз, не внесёте ясность? — рыжий оборачивается к брату по-старше и сводит брови так, как даже Дамблдору и не снилось. Сейчас они вдвоем похожи на двух лондонских денди, шуткой судьбы наряженных в пестрые свитера. Чарли награждает их краткими объяснениями и близнецы кивают, с видом экспертов. Джордж делает еще один глоток и констатирует:
Джентельмены, мне кажется настало время завтрака на природе. Не нравится мне, что молодое поколение собирается давиться в сухомятку в одиночестве. Как считаете: составим даме компанию?

0

8

WANTED
Bill Weasley & Fleur Delacour

http://s8.uploads.ru/y2oud.png
× Actions | ×Story | × Guest

0

9

http://s9.uploads.ru/0Tw8V.png

0

10

http://s2.uploads.ru/wiIdc.png
× Actions | ×Story | × Guest

0

11

http://24.media.tumblr.com/tumblr_lstpb6Q5jp1r1kwhro1_500.gif

ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ

о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Дариан Герра

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Armie Hammer (гифка в начале сообщения) либо

Jonathan Rhys Meyers

http://dozor.com.ua/content/documents/11029/1102801/image/%D1%80%D0%B8%D1%81.jpg

о.3 ВОЗРАСТ
20 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Ты родился в Италии, в 1978 году, и до семи лет жил в полной семье, купаясь в обожании родителей. Немного позже вы с Себастьяном остались вдвоем. Твоя мать, Лия Леви была талантливым целителем, она лечила мою мать, но сама себя колдомедик исцелить не могла - драконья оспа забрала её жизнь. Твой отец носил траур по ней недолго, все-таки любви между ними не было, максимум – это приязнь. Именно поэтому он целиком и полностью посвятил себя делам рода и воспитанию Наследника, то есть тебя.
В возрасте одиннадцати лет ты поступил в Дурмстранг, на факультет Фламма. Первые три года я завидовала тебе - я всегда мечтала учиться на этом факультете, и хорошие задатки у меня были, но, к моему сожалению, девушек туда не брали. А ты смеялся надо мной - думал, что девочка с Венери не добьется развития своего таланта. Ты ошибся. Когда я пришла на свое первое занятие, ты возмущался громче и больше всех, ты был единственным, кто не смерился с моим присутствием на двух твоих самых любимых уроков. Потом ты привык, но все так же возмущался и не мог понять, почему же девочка с Венери стоит в самом начале списка по успеваемости... сразу после тебя самого.
Я восхищалась тобой – ты был потрясающим Боевым магом и дуэлянтом, а потом и сама не заметила, как влюбилась. Тебе я была нужна. Нужна в качестве игрушки и развлечения.
Потом я познакомилась с твоим отцом, который приходится мне дядей… пятиюродным дядей, если быть точнее, а буквально через год он пригласил меня в свою постель. Я не отказалась, а ты узнал. Да-а, твой отец тогда был в ярости, как сейчас помню, как Ян орал на тебя… это было бальзамом на мое израненное сердце. А потом наваждение в лице тебя как-то прошло само собой.
На шестом курсе я победила тебя на дуэли и забрала твою палочку, а у тебя появился повод меня ненавидеть. Впрочем, ты оставил мне "в подарок" уродливый шрам на лице... и наложил на него неиспытанное проклятие, тобой лично изобретенное. Я не смогла избавится от этого "украшения".
Потом, когда мы окончили школу, я полгода тебя не видела, не знала, чем ты занимаешься - закрылась ото всех в своем поместье и не хотела оттуда выходить. А потом твой отец сделал мне предложение, и я согласилась. Я переехала в Рим, к тебе Себастьяну. Мы почти не пересекались, и говорили лишь один раз. Тогда была очень крупная ссора и ты сорвал с моей руки браслет. Я очень долго кричала на тебя, а потом просто выла, закрывшись в своих покоях. С тех пор мы не разговаривали.
Я уехала в Англию, мне нужно было забыть, иначе я просто не выдержала бы и в порыве гнева размазала бы кого-нибудь по стенке. Нет, я не такая сильная, и не стираю города с лица земли одним лишь щелчком пальцев, но у меня горячая кровь. Играют итальянские корни - я очень вспыльчива, а порой неуравновешенна.
Ты приехал в Англию по поручению отца. Нужен был кто-то, кто смог бы приглядеть за мной, хотя бы тайно. И я еще не знала, что ты здесь.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Я - твоя однокурсница, невеста твоего отца и вскоре стану твоей мачехой.
Когда мы учились на третьем курсе, я влюбилась в тебя, но наваждение с меня спало ближе к окончанию школы. Так я думала, по крайней мере. Сейчас я испытываю к тебе лютую ненависть, презрение. Я не понимаю тебя. А ты просто играешь. Ты ведь всегда любил это делать.
Я вечно называю тебя лицемерным лгуном. Ты в ответ только ухмыляешься и спрашиваешь "а ты не такая?" Это меня раздражает, бесит, выводит из себя. По большей части из-за того, что ты говоришь правду. А я не люблю признавать свою неправоту.
Мой шрам, оставленный тобой, не видно, но неровная кожа под пальцами чувствуется очень хорошо. И я ненавижу тебя за это. За напоминание о тебе. Каждый раз чувствую кончиками пальцев эту полоску, что некогда была просто царапиной с рваными краями, и продолжаю тебя ненавидеть. Однажды мне выпадет шанс отомстить. Возможно, Себастьян не простит мне этого... но я должна. Должна самой себе.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Отношения между персонажами очень странные и предельно накаленные. Мне очень нужен такой персонаж, и если ты возьмешься за эту роль, я буду счастлива! Буду любить и закармливать тебя печеньками, поить чайком и давать мучить своего кота. Только приходи скорее!
Пы.Сы. – на всякий случай оставляю средство связи:
Скайп – alexey82833
Аська - 676481520

о.7 ВАШ ПОСТ

Пост с ролевой по реальному миру, с какой именно - уже не помню

Увидев мать девушка улыбнулась, поздоровалась в ответ и крепко обняла Веронику, на секунду опешив от количества, да и скорости задаваемых мамой вопросов. Затем девушка начала поочередно отвечать на все вопросы и, в свою очередь, задавать новые Веронике:
- Нет, не долго, минут пятнадцать всего добиралась. Вот если бы по пробкам, тогда другое дело, а так... мой новенький Феррари и не такое выдержит! - на этих словах Ира подкинула ключи от новенького автомобиля, как это обычно делают в фильмах, когда понтуются. - У нас ничего нового, мам, все так же, все по старому. Даже скучно. А ты как добралась, нормально? Я, кстати, давно хотела с тобой куда-нибудь сходить... - тут Ирина вспомнила, что мама им не звонила на протяжении месяца и по-ребячески решила её наказать, съязвив:
- Ага, "Газпром": мечты сбываются! - но тут же пожалела об опрометчивом поступке, увидев грустное лицо матери, и поспешила перевести разговор на другую тему:
- Только Алиса в последнее время какая-то странная... нелюдимая, что ли. Ходит, как привидение неприкаянное...
Интересно, что на эту мою реплику сказала бы Катя? Она у меня призрак вроде как...
- Она с бабушкой и дедушкой в Уэльсе осталась. Говорит что устала очень и отдохнуть хочет, днями из сквера не выходит, спит там, на лавочке! - возмутилась студентка. - А как вы с папой? Все в порядке? Как у папы на работе дела идут? Ты как? Рассказывай! Наверняка у тебя рассказ интересней выдастся, чем у меня, я уверенна!
Так как все это было выложено на одном дыхании, после столь длинной речи в легких у Иры закончился воздух, и она жадна глотнула кислорода через рот, а потом отпила капуччино и чуть не закашлялась, но ее спасла выработанная бабушкой привычка, ведь закашляться - вопиющее нарушение этикета. В итоге Ира задержала дыхание на несколько секунд, что помогло ей спокойно сглотнуть вставший у девушки в горле комок. После этого она произнесла самое главное:
- Мама, я хочу найти подработку. Понимаешь, мне скучно, и... в общем интересно, как это: самой зарабатывать деньги! Ты же согласна, да, мам?
Ира всей своей душой надеялась, что мама согласится.

0

12

http://s7.uploads.ru/R8IbY.gif

× Actions | × Story | × Guest

0

13

http://66.media.tumblr.com/tumblr_m021m3THY51qa2szuo1_500.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Трэнстон (имя менябельно, желательна лишь первая буква Т) Трэверс
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Sacha Baron Cohen, внешность также обсуждаема
о.3 ВОЗРАСТ
45-48 лет.
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- Вы - первенец господина Трэверса и мой сводный брат. С матушкой вашей отец развелся, когда вы были еще совсем малы, а алиментами вас с ней он баловал нечасто (в оправдание ему скажу, что богачом наш отец никогда не был). Вы росли, жуя сдобренную своими же слезами овсянку и тая обиду на человечество. Обида достигла своего апогея, когда отец женился на юной темнокожей француженке - в тот день матушка ваша сожгла его портрет и слегла в постель с бутылкой джина, взяв с вас обещание мстить за ее поруганную молодость и заставить отца пожалеть о своем выборе. Обещание вы дали со всей горячностью, на которую способны шестилетние джентльмены.
- Спустя три года, к несчастью, матушка ваша скончалась, и вы вновь оказались в доме отца с коробкой деревянных солдатиков под мышкой и жаждой мщения в груди. Мачеху вы невзлюбили мгновенно, сводную сестру, покусившуюся на ваших солдатиков - тоже. С отцом все было сложнее - вы так и не простили его предательство, но расположения его искали отчаянно, стремясь стать любимцем. Вам это, в общем-то, удалось - взрослый уже мальчик с живым умом и острым языком вызывал у господина Клиффорда Трэверса куда больший интерес, чем младшая дочь, жующая рюши на своих распашонках и плюющаяся кашей на дальность. Как консерватор он в глубине души полагал, что в будущем Соланж разве что получится удачно выдать замуж, сын же, как это водится, гарантированно станет продолжением рода, опорой и надеждой отца.
- С идеями Волдеморта вас познакомил мистер Трэверс-старший еще на начальных курсах вашего обучения в школе. Будучи амбициозным, небогатым и злым на весь мир, вы с готовностью принимаете идеологию, согласно которой ваша чистая кровь дает вам преимущество там, где удача и природа подкачали. Вдобавок к чистоте крови, она у вас истинно английская, что вы также сочли своим значительным преимуществом перед выходцами из южных, восточных и северных стран и уж тем более перед недалекими американцами. Поскольку обучались вы на Слизерине в компании, идеи Волдеморта принимающей с одобрением, в мировоззрении вы утвердились еще до того как у вас начала расти борода.
- После выпуска вы не видели для себя иного будущего, кроме метки и маски Пожирателя. Направив с юных лет кипящий в вас гнев против магглорожденных и предателей крови, вы не без удовольствия отметили, что отец, чей очередной брак трещит по швам и чью младшую дочь интересуют лишь фуэте и платья для кукол, смотрит на вас, как на неожиданно выигранный трофей.
- Но не стоит думать, что жизнь ваша состояла исключительно из служения Темному Лорду - скопив деньжат на не очень законных делишках вроде управления фривольным кабаре для господ без предрассудков, вы открыли в Лютном переулке "Le Crazy Hippogriff" - не менее фривольное пристанище для любителей барышень, танцующих в одних косичках и блестках.
- Увы, светлая полоса в вашей жизни окончилась вместе с Первой магической войной, и коктейли с джазом вы вынужденно променяли на баланду в Азкабане. С десяток лет проведя в его застенках в компании дементоров, вы-таки вышли на свободу вместе с мадам Лестрейндж и другими приспешниками возродившегося Темного лорда.
- Вернув себе былое влияние и смахнув пыль с вывески "Гиппогриффа", сейчас вы стремитесь наверстать упущенное, в перерывах между злодейскими планами и муштрой танцовщиц возникая на пороге моего дома и внося в его обстановку еще больше хаоса и безумия.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Уже из биографии видно, что у нас с вами все непросто. В детстве мы друг от друга порядком натерпелись - вы не щадили меня в своих розыгрышах, я же бессовестно сдавала вас няне, не забывая повесить все свои грехи на вас же. С возрастом, когда вы стали мудрее и внушительнее в моих глазах, я начала искать вашего расположения и одобрения, вторя за вами и принимая ваши слова о превосходстве чистокровных за истину. Выпустившись из школы и получив метку, вы пропали из вида, и все то время, что я училась, мы практически не общались, лишь изредка обмениваясь открытками на праздники.
С поражением Пожирателей и вашим тюремным заключением я и вовсе попыталась от вас откреститься, сделав все, чтобы моя девичья фамилия в разговорах всплывала как можно реже и отправив родителей поправлять здоровье в отдаленный городок на Французской ривьере. Легко понять, что открытки от меня к вам в Азкабан не приходили.
Выйдя же на свободу и  вернув себе прежнее влияние и кабаре, вы обнаружили, что сестра ваша обзавелась неплохим состоянием, сделала себе имя и воротит нос от своей семьи. В память ли о былых временах, когда все наши ссоры решались потасовкой и слезами, в обиду ли на то, что я не слала вам в камеру передачки с апельсинами и свежим Пророком, вы заявляетесь без приглашения, дабы свистнуть пару антикварных ваз, продемонстрировать моим гостям весьма позорную колдографию из моего детства или научить Блейза делать динамит из карандаша и сушеной полыни. Те времена, когда я видела в вас авторитет, миновали, вы для меня - то прошлое, которое я помнить не хочу, но и отравить вас не могу, все же в глубине души считая вас родной кровью и с какой-то сентиментальностью вспоминая те редкие моменты, когда вы были мне хорошим старшим братом.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Понимаю, что за вас довольно много прописала в биографии, но какие-то детали вроде того же кабаре, естественно, всегда обговариваемы. Я не стала описывать характер, основа его видна в био, а степень “злобности” и другие черты личности Трэнстона определять только вам. Тема семейных отношений такая благодатная и, как мне кажется, история у нас довольно занимательная, так что простора для сюжетов предостаточно, главное - приходите.

о.7 ВАШ ПОСТ

my milkshake brings all the ponies to the yard

С приближением осени Соланж по обыкновению своему начинала чувствовать беспричинную подсознательную тревогу - близкое умирание природы пробуждало в перелетных птицах и мадам Забини инстинкт кочевника, но журавли-то могли позволить себе проваландаться почти полгода где-нибудь в теплом Танжере, потому что у них не было семидесятилетнего мужа-таксидермиста, сына-школьника, заскучать которому в каникулы было непозволительно и чревато какой-нибудь локальной катастрофой (Соланж едва ли не всерьез опасалась, что как-нибудь, затосковав от безделья, Блейз перевернет вверх дном весь их Остров Безумцев, и им придется жить в воде и ходить вверх ногами) и выставки очередного юного художественного дарования, восхождению на верхушку славы которого Соланж решила всячески содействовать, а также миллиона маленьких дел, без которых мадам Забини превратилась бы в обыкновенную обеспеченную домохозяйку. А от одного только слова на “д” тревожность Забини возрастала в геометрической прогрессии, а руки ее тянулись к волшебному органайзеру - тот ровно за сутки до важного записанного в него дела начинал верещать на разные голоса и на разных языках  напоминания, подпрыгивая, разогреваясь и дымясь. Мадам Кальперния мечтала сжечь этот органайзер на заднем дворе, синьор Джакомо - полить костер святой водой и развеять оставшийся пепел над морем, но Соланж пеклась о сохранности волшебного девайса, как о красоте собственных ногтей, и не позволяла посягать на его сохранность никому. 
Напоминание о грядущем благотворительном пикнике едва не спалило ридикюль мадам Забини, но значительно ее оживило и отвлекло от тревожности куда сильнее обычных методов борьбы с нею - к примеру, файв-о-клока в компании подруг и беседы на темы: “Свекровь, любовник и тяжелая лопата”, “Худеть, но не умирать или какие витамины содержатся в обезжиренной соломе” и “Под каким камнем Стоунхеджа зарыт древний клад”. Пикник был не только шансом засветиться в давно прибереженном для особого случая наряде и полюбезничать с нарисовавшимся на горизонте ее жизни не так давно одним усатым французским мсье, но и сверкнуть в светских хрониках, продемонстрировав гражданскую сознательность, составить знакомство с перспективными, но неизвестными Соланж доселе представителями сливок общества, либо помозолить глаза тем, кого она уже имела удовольствие знать.
Избрав нарядом платье в азиатском стиле из китайского шелка, страшно непрактичное, зато оттенявшее карамельную кожу, Соланж обеспечила себя сопровождающим на мероприятие - Блейзу было обещано не менее трех порций сахарной ваты и не менее двух иллюзионистов на растерзание за содействие бедным взрывопотамам. Олле же на прошлой неделе доставили тушу гризли, и он был слишком занят созданием нового шедевра из столь благодатного материала. Отвлекать творца и спугивать его музу мулатка не решилась, и аппарировала к воротам парка под руку с сыном.
- Ты, разумеется, большой мальчик, но я все равно напомню тебе, что если я потеряю тебя, это разобьет мне сердце, я умру и стану призраком, и буду преследовать тебя до конца жизни, а еще рассказывать Нотту, где ты прячешь от него сладости, - сообщила Соланж, поправив бабочку на шее отпрыска. - Потому в твоих же интересах не отходить от меня далеко. О, смотри-ка, это же Фантены! - на одном дыхании заметила Соланж и радостно махнула старым знакомым. - Селестен, Алис, глазам не верю! Какая очаровательная леди вас сопровождает! Кажется, только вчера мы с вами пили масалу… Блейз, подойди! Вы не помните моего сына? Он тогда еще был совсем крошкой, а теперь вот… вот, - кивнула она на сопровождающего ее двухметрового молодца. - Но, вижу, и вы времени даром не теряли? - вернула она внимание светловолосой малышке. - Милая леди, не желаете  ли яблоко в карамели? Дорогой, возьми три, будь ангелом, - обратилась она уже к сыну. - Мсье Фантен, не ожидала вас увидеть в Англии, да еще и в это время - вас тоже заботят взрывопотамы? Я бы скорее причислила вас к любителям нунду.

0

14

Внимание! Ушел в запой и не вернулся!
Цыганка и Оборотень ищут своего любимого товарища.

http://sh.uploads.ru/c30yY.gif
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Cкабиор Cтрупьяр| Scabior Snatcher
о.2 ВНЕШНОСТЬ
Nick Moran
о.3 ВОЗРАСТ
Довольно взрослый засранец. Думаю, где-то под 30.
о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Алкоголик, бабник, бантит, ПРОСТО ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ ТИП!
- Учился в Хогвартсе, скорее всего – Слизерин, но что-то не срослось, поэтому вылетел оттуда пулей. Грустно, но этот факт тебя совершенно не волнует, какое дело до неоконченного образования, когда есть друзья и выпивка?
- Оборотень, история обращения – на твой вкус, страх и риск. Было это в раннем детстве, или бесшабашной юности. Только помните, что при выборе первого варианта нужно будет объяснить, как это удалось скрыть во время обучения.
- После преждевременного «выпуска» из школы промышлял тем, что у тебя получалось лучше всего – всякого рода противозаконной деятельностью. За это время от времени попадал в за решеткой (там, кстати, и познакомился с Мари Роман, с которой вы чуть не поубивали друг друга).
- На данный момент являешься егерем в бригаде Фенрира Сивого. Бесценный член сего бесшабашного коллектива. Промышляете ловлей разыскиваемых Министерством особей, иногда устраиваете пьянки и дебоши (ну, как иногда, - постоянно!).
Что касается характера, тут все в лучших традициях:
- «Саркастичен, развязен, сексуален, упивается своим главенством среди егерей, не утруждает себя переноской пленных, перекладывая это на других егерей. По всей видимости, обладает чутким обонянием; возможно, оборотень. Не любит маглорождённых и наслаждается возможностью их безнаказанно унижать. Заигрывал с добычей, как играется кошка с мышкой, перед тем как её съесть.»
- Верен не столько Темному Лорду, как собственным убеждениям и друзьям.
о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Мари Роман: «Секс, наркотики, рок-н-ролл!»
Эти двое способны разогнать друг друга от состояния спокойствия до нервного срыва за три секунды. Постоянные скандалы, попытки придушить и вопли: «Нафига ты мне на голову свалилась?» периодически сменяются полной идиллией, весельем и бурными романчиками.
Впрочем, они и друзья, и недруги, и любовники, и буря в стакане, которые не поубивали друг друга только из-за присматривающего за ними Фенрира.
Для лучшего понимания, читать это - Про их жизнь если не матом, то и сказать нечего...
Фенрир Сивый: «Выпивки, схватки, полнолуние!»
Друзья, товарищи, партнеры, единомышленники. Я не знаю, как могут мирно существовать в одном коллективе такие разные по темпераменту люди, но вы идеально дополняете и понимаете друг друга во всех рабочих моментах. Мне нравиться наблюдать за вашим сотрудничеством, но и уколы ревности присутствуют (Фенрир  для меня очень близкий человек, мне сложно делить его с кем-то, - ещё одна причина для грызни между нами).
Для лучшего понимания, читать это - this world is unforgiving
о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мы тебя очень ждем, золотой мой, во всем поможем, всем обеспечим, только приходи скорей!
Ждем тебе уже с кучей идей и готовый эпизодом! - Run, Darling, run!
о.7 ВАШ ПОСТ

Спешила к тебе))))

Треск веток разрезал тишину лесной чащи, спугнув сидящее на ветках воронье, что тут же взметнулись вверх, нависая над изумрудными кронами. Вся остальная живность, населяющая данный пятачок леса, тоже поспешила ретироваться, но сделала это менее помпезно, не привлекая внимания ночного гостя.
Шум доносился из зарослей, которые мои знания гербологии позволяют идентифицировать как куст с шипами. Да, на диссертацию не хватит, но суть прояснить поможет. Шум становился всё громче. Вернее, шумом это было первых три минуты, а теперь из куста доносилась довольно отчетливая и весьма даже отборная ругань, от которой и у домового эльфа уши усохли бы.
Немного потянув интригу, виновник торжества все же соизволил показаться из своего «убежища». Точнее, виновница, ведь зачинщиком вечернего беспорядка оказалась вполне себе миловидная женщина лет сорока. Рубиновая мантия, аристократическая худоба, острые черты лица, рыжие волосы уложены в прическу, немного подпорченную сражением с кустом – ничто не выдавало в этой даме Миреллу Роман. Ничто, кроме ругани, конечно.
С трудом выбравшись из плена колючих веток, ведьма попыталась ловким и резким движением освободить подол своего плаща. Так как этот маневр ей никогда не удавался, Мари не стала рушить традиции и, зацепившись через алую ткань, совершила изящный кульбит на выход из владений куста.
Ругательства превратились в визг, но вскоре вернулись в двукратном размере. Мало того, что цыганка шлёпнулась на одну из самых привлекательных частей своего тела, при попытке подняться, ей удалось попасть рукой в пробегающего мимо ежа – единственное живое существо в округе, не сбежавшее после её появление.
Весьма красочно объяснив бедному животному, что делают с такими как он у неё дома, и почему не следовало шляться под руками порядочной колдуньи, Роман всё же соизволила подняться с земли.
Это было не первой её осечкой при перемещении. В последнее время голоса в голове постоянно ссорились, волшебные перемещения часто заканчивались сюрпризом для цыганки. Мысленно поблагодарив духов за то, что хоть не к маглам её забросили, Мирелла обернулась в поисках ориентира, но рациональной мысли не суждено было принести плоды.
Обернувшись, женщина увидела тех, кого привлек созданный ею шум. Пятеро егерей смотрели на неё с весьма даже гадкими улыбками, а шестой что-то искал, развернув свиток. Несколько секунд молчания прежде чем услышать от товарища, пытающегося узнать знакомые буквы, грубое: «Это она!»
По этой команде вся гоп-компания стремительно «повальсировала» в её сторону.
- Твою ж мантикору, ну почему всегда я?
Закатив глаза, Мари задала не риторический вопрос, она весьма конкретно интересовалась у нелегально проживающих в её голове духов, какого гиппогрифа все казни египетские гоняются за ней с самого рождения. Найти бы ту тварь, что в младенчестве опрокинула на меня чертов ящик Пандоры.
Пусть смысла в размышлениях цыганки было не очень то и много, но это хоть отвлекло её от тупых шуток местной интеллигенции, с которой она пошла по собственному желанию. Бежать в этом теле смысла было мало – слишком старое хилое, а аппарировать у неё и так не получается. Решив, что ещё одно пике в кусты она не выдержит, Мирелла решила подождать окончания действия зелья.
Ожидая в лагере прихода «главного», Роман все так же размышляла о четности бытия и глобальном невезении. Так как любая форма философствования вызывала у неё аллергию ещё со школы, а словарный запас исхудал после общения с недалёким конвоем, размышления женщины проходили в весьма нецензурной форме. Правда, на этот раз, выражения не были озвучены, дабы не смущать нежный слух здешнего контингента.
Почувствовав разошедшуюся по телу волну, ведьма поняла, что зелье больше не действует. И правда, рыжая прическа распалась, ложась на плечи россыпью темных кудрей, морщинистые руки стали привычно смуглыми и гладкими, она стала ниже, а фигура вернула привычные округлые формы.
Подобное представление вызвало у егерей глобальную эпидемию выпученных глаз и отвисших челюстей. Послышался шепот, некоторые её узнали и теперь попятились. Её конвоиры бубнили что-то об ошибке, вернули палочку и даже скудно извинились. Все же, слава жестокого палача при Темном Лорде сослужила ей хорошую службу.
Улыбнувшись и уже направившись к выходу, Мари услышала за спиной взволнованный гул. Обернувшись, цыганка застыла. Увидеть этого человека она надеялась, но никак не при таких обстоятельствах. Крепче сжав волшебную палочку, она всё же довольно улыбнулась.
- Ну, здравствуй, Волчонок…

0

15

http://s3.uploads.ru/124Lo.png
о.1 ИМЯ И ФАМИЛИЯ
Дункан МакФасти

о.2 ВНЕШНОСТЬ
Liam Cunningham

о.3 ВОЗРАСТ
45-50 лет

о.4 КРАТКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Шотландец, младший брат действующего главы клана МакФасти, много столетий живущего на Гебридах в Шотландии. По установленной традиции, клан МакФасти заботится о местных Гебридских чёрных драконах. Дункан же еще в юном возрасте перебрался в Румынию, чтобы следить за тем, как там обитает один из их драконов. В итоге стал командиром целого корпуса драконологов, которые отвечали за перевозку драконов на Турнир Трех Волшебников.
В меру строгий, со стороны может показаться, что Дункан наплевательски относится к своей работе, почти не командует своими подчиненными, на деле же он просто знает, где стоит расслабиться, а где стоит включить начальника. Его корпус - один из самых успешных в заповеднике - занимается транспортировкой особей по территории, поиском новых драконов и их пристраиванием в какой-либо заповедник магического мира с приоритетом румынского.
В общении прост и легок, но в ситуации с официальном оттенком не выглядит белой вороной, производя впечатление интеллигентного уважаемого джентльмена. МакФасти придерживаются нейтралитета в войне, поскольку могут себе это позволить (семья не из бедных да и с хорошей историей, до чистокровных им не хватает нескольких поколений). Дункан вне этого влияния

Интересные факты:
- В мире магглов ориентируется так же плохо, как и Чарли;
- Легко может наколдовать рога какому-нибудь лентяю. В шутку, конечно же;
- Сангвиник;
- И никто не отменял любовь к выпивке.

Интересные факты 2:
- Состоит в Ордене Феникса;
- Окончил Хаффлпафф;
- В разводе. Жена не выдержала жизни с драконами под боком;
- Знает тысячу и одну поучительную историю.

о.5 ВАШИ ОТНОШЕНИЯ
Дункан тот самый человек, благодаря которому Чарли не съели в первый же день в заповеднике. Также Дункан возил Чарли с собой на Гебриды, познакомил с семьей, где Уизли стал желанным гостем. Чарли рассказал МакФасти об Ордене, Дункан вступил в ряды организации.
Чарли видит в нем не только начальника, но и друга, почти второго отца. Именно МакФасти провел для Уизли экспресс-курс по румынскому языку, выбил из головы любые мысли о старом страхе пожаров да и вообще сильно повлиял на молодого драконолога.

о.6 ДОПОЛНИТЕЛЬНО
ICQ и skype соответственно. Мне совершенно не с кем создавать небольшую драконоведческую вселенную. Посему Дункан просто необходим. Отвечу на все вопросы, предложу кучу идей, дождусь и накрою эпизодами. Мне Дункан видится "морским волком" с какой-то особой философией. С удовольствием обсудил бы ее.

о.7 ВАШ ПОСТ

It's so easy to destroy and condemn

Ветер северо-восточный. Много информации? Много, когда охотишься на зверя, у которого нюх в разы лучше твоего. Если им сейчас в спину ударит прохладный вечерний воздух, то всему задуманному придет конец, можно будет смело трансгрессировать с громким хлопком – хуже уже не сделать. Оборотень уже обошел одну ловушку, которая не была основной, но подавала надежды как хорошее препятствие для Сивого.
Что же, теперь они с Эйданом уверены, что никто и ничто не спугнуло оборотня с его пути, а здешняя стая не подступает совсем близко к его лагерю, узнавая неизвестного издалека, по запаху. Оставалось надеяться, что присутствие чужаков без ликантропии не заставит их пойти на контакт с приспешником того, кого нельзя называть, несколько раньше задуманного.
Бросок на много миль, сквозь дикие леса, каждый раз оборачиваясь, чтобы замести следы, не оставить за собой ничего, что могло бы напомнить о них. Только запах с трудом поддавался магии, которая старательно прятала его за привычным прикосновением хвои. Пусть о них знают лишь птицы, которых они спугнули.
Взятые Эйданом откуда-то мантии-невидимки прятали волшебников в пейзаже, но во время передвижения Чарли мог легко найти ирландца, понимая, что он и сам, пока карабкается на какой-то склон, легкая мишень. Но здесь не должно было быть никого, кто мог бы направить на них волшебную палочку. У Сивого же не было привычки ею пользоваться, и Уизли это прекрасно знал: Билл бы отбил заклятье, а от клыков в темноте спастись сложнее.
Найти «лагерь» оборотня было проще, нежели отыскать его во время дневного перехода. И слава Мерлину, что он не шел во время полнолуния, точнее, волшебники не выслеживали его несколькими днями ранее. Тем более, Фенрир особо и не прятался, кому придет в голову его искать, когда власть на его стороне?
Тем, кто идет против власти, ясное дело.
С одной стороны, у них с Эйданом не было нужных средств для того, чтобы в миг прижать цель к стенке. Мантии были приятным сюрпризом, который неожиданно оказался в их руках, а приспособления для ловушки попали к Чарли через заповедник. Переделывать ее было бессмысленно. С другой стороны, у них в запасе был элемент неожиданности да и какое-то магическое мастерство против животной силы.  Чарли этого было достаточно, чтобы не думать о провале каждую секунду, когда он, лежа на земле, с холма наблюдал за стоянкой оборотня.
«Оглохни», – отползая от возвышения, драконолог наложил заклинания на небольшое пространство вокруг себя и Эйдана. Допустим, в темноте их правда почти нельзя было увидеть, – Уизли с трудом нашел ирландца – но вот услышать – пожалуйста, только отвлекись от своего дела и вслушайся в шум леса. Сквозь шелест листьев могут проступить два голоса. Надо сделать так, чтобы этого не случилось.
– Если ветер изменится, одного из нас он заметит. Второй тут же атакует. – Но осторожность все равно есть в интонациях Чарли, который говорит почти не своим голосом. Звук гораздо ниже, гораздо тише. Слишком серьезный, впрочем, с этой войной веселее не станешь, а статус, который помещал их обоих на позицию между теми, кто ни при чем, и теми, кто во всем виноват, усложнял жизнь получше многих проверок.
Резкий кивок, ожидание ответа, шелест леса. Волшебники разошлись по разные стороны холма, чтобы каждый со своей стороны обогнул стоянку Фенрира, выйдя из пространства, где их никто не слышал. Еще несколько секунд они могли видеть движение красок, по которым можно было узнать друг друга, а потом даже тени растворились в темноте.
Все еще чувствуя ветер, который бил в спину, Чарли медленно двигался сквозь листву, избегая наступать на ветки и скользкий мох, которым поросли кое-где камни. Не хватало только рухнуть прямо в пасть врагу. Срастись с деревом не получилось, но в тени смену красок было сложнее заметить. Понадобилось время, чтобы привыкнуть к тому, что свет от костра, достигающий некоторых ветвей, из-за которых Уизли высматривал момент, не выдавал его. Через раз задерживая дыхание, Чарли считал про себя секунды и вслушивался, следя за своей мантией. Это была ловля без наживки, кто-то должен был стать приманкой только в самом крайнем случае. Если все пойдет по плану, они с Эйданом просто одновременно оглушат и обездвижат Фенрира. Ирландца так же не было видно на той стороне лагеря, но драконолог мог примерно сказать, где он отсчитывает свои секунды.
На тридцать второй секунде мантия перестала колыхаться, замер и Чарли вместе с листвой на дереве. Бивший всего секунду назад в бок ветер ударил в спину.

0

16

http://s7.uploads.ru/R8IbY.gif

× Actions | × Story | × Guest

0


Вы здесь » Harry Potter: Somnium » Daily Prophet » Hogwarts: Ultima Ratio