Авроры тоже люди, у них тоже бывают выходные. Но они бывают так редко, что почти не чувствуются. А если ты еще и возглавляешь безумие, носящее название Аврорат, то и в будни, и в выходные, днем и ночью надо быть настороже. Эх, нелегкая это работа - главою быть Аврората...
- лучший пост от Harry Potter


JOHANN; KAYA; LORCAN; JAMES
Говорят, они появляются внезапно.
Бреши в пространстве, о которых не пишут ни в одном школьном учебнике. Порталы, рождающие существ
из твоих самых страшных кошмаров. С красными глазами
и жаждой смерти.
И ты никогда не угадаешь, где откроется следующий.

Место действий: Школа Чародейства и Волшебства "Хогвартс", Великобритания.
Дата: 15-31 декабря, 2022 год.

Harry Potter: Somnium

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Somnium » The Great Hall » Зал Наград


Зал Наград

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

Дорогие форумчане в данной теме будут вывешиваться победители в следующих номинациях.
Награды победителям:
Активисты недели - 10 бобов/баллов
Пост недели - 50 бобов/баллов
Отыгрыш месяца - 100 бобов/баллов
Мистер и Мисс Сомниум - 100 бобов/баллов

Начисление баллов производится автоматически.

0

2

Пост недели: вдребезги. от Lily Potter

Помнишь, когда мы были маленькими, мы пошли смотреть на ласточкины гнезда? Посреди дороги я споткнулась о камень и упала, пропахав добрых полметра и сильно разодрав коленку. А ты тогда поднял тот камень и выбросил далеко в море, сказав, что никому и никогда не дашь причинить мне боль.
Помнишь, Джей потом нес меня на руках, а ты шел рядом, не отрывая от меня своего теплого взгляда и рассказывая всякие небылицы, только бы я рассмеялась.
Ты умел улыбаться одними глазами, ты помнишь?
В них теперь не строчки про " я люблю тебя". В них теперь лишь февральские вьюги.
Мне холодно, слышишь? Перестань. Перестань смотреть на меня вот так.

Это ведь все неправда. Все эти демоны, что рвутся наружу. Она их совсем не боится, потому что знает, что где—то там, под ними, есть он. Ее брат. Одинокий, потерянный, испуганный ребенок. Маленький мальчик, которому снятся кошмары. Мальчик, в ее воспоминаниях навсегда семилетний, так давно обещавший ее защищать.
Она так отчаянно хочет к нему прикоснуться, найти его в темноте. Лили тянет ладонь, по—детски доверчиво, словно ребенок, который хочет погладить питбуля.
И лишь резкий окрик заставляет отдернуть руку, брат отшатывается, и ей только и остается, что ловить пальцами воздух.
— Мой дом — это ты, — шепчет тихо, упрямо делая еще один шаг навстречу и беря его за руку. Он - ее дом. Он и Джей. И наплевать, если он считает иначе. Наплевать, что все, что она чувствует сейчас — это лед.  Лед между ними, в его взгляде, под своими ногами. Он сковывает грудную клетку, пробирая до самых костей, заставляет вздрагивать всем хрупким телом. Будто сейчас не июль, а середина зимы, будто он из той самой сказки про мальчика с ледяным сердцем.
Хочешь я помогу тебе собрать слово "вечность" из льдинок?
Только бы растопить его сердце, которое сейчас бьется в бешенном ритме. Она знает, потому что касается его запястья, держит пальцы на пульсе, до боли впивается ногтями в бледную кожу.
После его припадков все их руки вечно в царапинах и синяках, но это такая мелочь, что иногда она даже забывает, скрывать их за длинными рукавами.
А ведь новый припадок не за горами. Уйди она сейчас, не пройдет и десяти минут, как все вещи в этой комнате превратятся в пыль. А потом он будет заливать руины виски или чем угодно, что хоть на время станет анастезией для рваной души.
— Не проси, — прерывает она его на полуслове, не отводя взгляда с его лица — даже не смей просить меня уйти.
Они оба понимают о чем она говорит. Только они и понимают. В целом мире никто не знает насколько яростным и одновременно хрупким может быть этот мальчик с глазами Сфинкса. Никто кроме нее.
— И не надо лгать, мы оба знаем..
Все его "дела" лишь пустые отговорки. Дело совсем не в том, что он хочет побыть один, дело в том, что он не хочет, чтобы она видела его таким.
Они говорили об этом миллионы раз, спорили до хрипоты, бились в истериках. Он не разрешал быть с собой. Она из раза в раз отказывалась уходить.
Упрямые дети.
Дети мальчика—который—выжил.
Дети золотого семейства. 
Дети—которым—сложно—взрослеть.
Дети, которые знают, как легко стирается позолота, обнаруживая под собой ржавчину изматывающих душу чувств.
Дети, получившие в наследние войну с самими собой.
— Я не уйду, — упрямо смотрит в глаза, — я тебя не боюсь, ты знаешь.
Он знает. И она тоже знает, что своим упрямством лишь будит зверя. Достает злость с самой глубины его души. Но еще она знает, что пока она здесь - это злость не накроет его с головой, а  подобно маятнику будет накатывать волнами, что будут потом отступать. Отступать потому, что он будет ловить себя на мысли о том, что она стоит перед ним. Она. Его маленькая и беззащитная перед ним младшая сестра, та, на кого он обещал никогда не поднимать руки. И ее пальцы на его запястье будут его якорем, тонкой нитью, удерживающей на самом краю обрыва.


Цитата недели: из вдребезги. от Albus Potter
"Обида – она страшнее гнева. Она запоминается на долгое время. Уничтожает все хорошее в тебе: воспоминания, поступки, привязанности и чувства, все. А главное – она стирает самое светлое и ценное, что есть у каждого из нас – любовь. И ты постепенно разочаровываешься во всем. Все со временем перестает иметь смысл."


Активисты недели:
Frank Longbottom, Lily Potter, Todor Krum, Hugo Weasley.

0

3

Пост недели: Give me something to die for. от Oliver Urquhart

Глаза Оливера не выражают восторг. Он стоит в комнате местного библиотекаря, совершенно забывая, зачем вообще сюда пришёл. Ах да, книги. Книги, книги, книги. Лучший друг человека ведь совсем не собака, а знания. Чего только не сделаешь с помощью знаний? Собственный разум способен разрушить эту планету или сделать тебя её королём. Как давно вы брали в руки книгу? Как давно вы брали в руки книгу по Тёмным искусствам? Увы, но библиотека отца далеко, следовательно, слизеринец не может пользоваться её благами. А нынче в школьной библиотеке поселилась интересная зверушка. Таддеус Райдер. Смазливый паренёк двадцати с хвостиком лет. Мил, хорош собой и, Оливер готов поклясться, часто всклокочен с утра и отдалённо напоминает воробья. Но то, как он выглядит с утра, Уркхарту только предстоит узнать. Если до этого, конечно, дойдёт, ведь было столько намёков и ненавязчиво-нежных касаний. Любишь нежности, мальчик? Зррррррря.
Оливер прошёл в центр комнаты, останавливаясь напротив парня и смотря на него сверху вниз. Он сидел на своём рабочем месте, подле него стояла бутылка огневиски. Слизеринец оценил стакан в единственном экземпляре, чьи грани играли в блеске луны и зазывали. «Ну же, выпей из меня, меня приготовили для тебя, Оливер». И Уркхарт понял, что в планы Таддеуса пить сегодня не входит. Это как минимум занятный факт. И два варианта событий. Его хотят напоить или же у хозяина комнаты непереносимость алкоголя. Во втором случае он несчастный человек. Ах, как жаль. Оливер усмехается и думает, что не отказался бы сейчас от компании, с которой можно распить эту соблазнительную бутылку. Где-то за окном заунывно воет ветер, а в комнате тепло и уютно. Эта зараза умеет создать атмосферу. Надо же…
- Недооценил таланты мальчика, - на губах гуляет ядовитая улыбка и Оливер подхватывает со стола бутылку, в два счёта свинчивая крышку и наливая почти полный стакан. Оставив бутылку, он берёт стакан в руки и крутит его по часовой стрелке, наблюдая, как коричнево-янтарная в темноте жидкость плещется о края бокала. Оливер не смотрит на Таддеуса, но прекрасно знает, что парень смотрит на него во все глаза. То ли любуется, то ли задумался, то ли хочет что-то сказать. Слизеринец не видит, отпивая пару глотков и отставляя стакан в сторону, прислоняется бёдрами к краю стола и только потом кидает на мальчишку рядом взгляд. Мальчишка. Наивный, улыбчивый мальчишка, и плевать, что он старше Оливера на несколько лет. Маль-чиш-ка. Проносится в голове и слизеринец давит улыбку, упираясь ладонями в массив деревянной столешницы, чтобы склонить голову в ожидающем жесте.
- Ты первый, Райдер. Я так хочу.
И парень словно слышит мысли Уркхарта.
- Расскажи мне ещё что-нибудь интересное, Олли. Или покажи.
Взгляд Оливера замирает на губах, только что произнёсших эти слова. Снова намёк. Снова пошлость. От мальчишки разит сексом, желанием, его вид просто кричит о его грязных мыслях. Но как он умудряется невинно улыбаться после такой фразы. Определённо, у мальчишки есть ещё один талант.
- Браво, Райдер. Аплодирую стоя, - мысль мелькает в голове, выжимая на губах слизеринца улыбку, которую тот тут же стирает с лица. Пальцы стучат по столешнице. Стук-стук-стук. Отбивают свой ритм. Тишина. Театральная пауза.
- Я пришёл сюда, не чтобы тебя развлекать интересными разговорами, Райдер, - холодно, почти грубо, но смягчить голос, подходя к самому важному. – Ты помнишь, о чём мы говорил с утра? Мне нужен доступ в библиотеку. В Запретную секцию, - Оливер роется в кармане и извлекает из него аккуратно сложенный кусок пергамента, разворачивает его и укладывает на край стола прямо под нос парня. – Эта книга. Дня на три, не больше, я верну её тебе сразу, когда найду то, что искал, - на мгновение Оливер замолкает, но тут же торопливо добавляет. – Никто не должен знать, что я её брал. Ни одна живая душа. И ты тоже должен будешь забыть, как мы и договаривались, - рука тянется к подбородку мальчишки и крепко сжимает его, чуть прихватывая пальцами щёки и заставляя чужие губы соблазнительно оттопыриться. Оливер наклоняется к собеседнику и почти ласково мурлыкает в его губы. – Ты же умный мальчик, Райдер. Я знаю, что умный. Я знаю, что ты сделаешь всё так, как надо. А я в свою очередь… - он не заканчивает фразу, вновь подхватывая со стола стакан и одновременно отпуская библиотекаря, опрокидывает в себя остатки огневиски, ощущая, как огненная жидкость течёт по организму. Отталкивается от стола и разворачивается к парню лицом, облизывая губы. – Ну так… каковы твои условия сделки и что ты хочешь взамен, Таддеус? – ответ Оливер знает, но как приятно дразнить этого светловолосого зверька, которого ты вот-вот приручишь. Чистый кайф.


Цитата недели: из Он будет добрый, ласковый... Ветер перемен от Jean Green
"Знаете, такое чувство, словно вам нужно пройти какой-то жизненный этап, но вы никак не можете этого сделать? Тогда, чтобы переступить через себя, нужен особенно сильный толчок. Надо застрять на этом этапе, надо перебороть себя, надо пережить, и пока этого не случится, ваша жизнь остановится в одной точке.
Вот эта точка."


Активисты недели:
Lucy Weasley, Louise Blackwood, Jean Green, Christopher Harvey.

+1

4

Пост недели: пусть будешь лучше ты всегда пьяная, но ближе ко мне
от Scorpius Malfoy

Пробуждение было не из приятных.
Малфою, которого под утро всё-таки сморила усталость, удалось поспать часа три; однако, как выяснилось сейчас, это было грубейшей ошибкой. Вязкая масса, временно исполняющая обязанности мозга, выдвинула ноту протеста на первом же гневном окрике и провалилась обратно в сон, - увы, ненадолго. На втором упоминании своей фамилии на повышенных тонах Скорпиус всё-таки проснулся, попутно обнаружив непреодолимое тяготение к подушке, ощущение песка под веками и сидящую рядом на кровати Лили. Гриффиндорка казалась одновременно злой, расстроенной и очень уставшей. Если бы голова Скорпа была чуть менее чугунной, то он мог бы даже расщедриться на сочувствие.
- Во-первых, Поттер, не кричи на меня.
Собрав силу воли в кулак, Скорп преодолел гравитацию и принял идентичное положение тела в пространстве, попутно одарив источник шума хмурым взглядом, - вдобавок, наверняка красным с недосыпа. Ну вот чего этой вздорной девчонке не лежалось спокойно? Половина школы передралась бы не на жизнь, а на смерть за место в его объятиях. Кроме того, Малфою было безумно интересно, почему вчера развлекалась с алкоголем Лили, а голова болела у него. Какая-то неправильная получалась эмпатия.
- Во-вторых, благодари Мерлина за то, что я вчера встретился тебе на пути. - Наколдовав два бокала с прохладной водой, Малфой взял один сам, а другой отлевитировал к Лили. - Желание посмотреть на звёзды было жуть каким романтичным, но могло закончиться плачевно. Например, самым красивым тебе показался бы вид из окна гриффиндорской башни. Не Астрономическая, конечно, но лететь тоже пришлось бы долго, - после пары жадных глотков Скорп окончательно пришёл в себя и ступил на привычную стезю чтения лекций. Честное слово, он хотел произнести наутро совсем другие слова. Но Лили захотела по-плохому, - что же, желание дамы принято к сведению. - Или тебя поймали бы в коридорах. Но не близнецы, которые по старой дружбе просто погрозили бы пальцем, а кто-то из преподавателей. Принудительное отрезвление, выговор, позорное шествие обратно в гостиную. Наутро вся школа знала бы, как проводит досуг дочь национального героя, к вечеру - вся страна. Не удивлён, в общем-то. Насколько я знаю тебя, Джейми и Альбуса, безответственность - ваше второе имя. Что ещё тебя интересует? Находимся ли мы в мэноре? Нет, всего лишь в Выручай-комнате; у меня не было времени для создания более нейтральной обстановки. Покушался ли я на твою честь? Нет, Поттер, не покушался. Хотя теперь склоняюсь к мнению, что стоило бы. Предпочитаю получать обвинения обоснованно. Ещё вопросы?
Конечно, Лили не произнесла вслух никаких прямых обвинений, но Малфой не был идиотом. Он прекрасно понял, к чему клонит выразительное "что это значит". Или считал, что понял, - учитывая, на какой ноте они расстались в прошлый раз, Скорпиусу было простительно небольшое заблуждение. Поэтому он так взвился: всё началось с "клубов по интересам" и к ним же вернулось. Хотя, казалось бы, можно было уже дойти своим умом, что секс от Лили требовался Малфою далеко не в первую очередь. Он ни разу не позволил себе ничего такого, он просто не посмел бы. И слушать это не собирался.


Цитата недели: из All the pretty girls on a saturday night от Noelle Rouge
"Знаете, среди нас есть ангелы. Эти светлейшие люди, такие же как мы, из плоти и крови, но в то же время они будто сошли с пушистых далеких облаков, будто они пришли к нам из Небесной страны, из Золотого Солнечного города, где царит гармония и любовь. Эти люди всегда и везде стараются помогать другим людям. Альтруисты и закостенелые оптимисты."


Активисты недели:
Triss Selwyn, Louise Blackwood, Daniel Grayson, Frank Longbottom.

0

5

Пост недели: The end is where we begin от James Potter

Ловлю каждое его движение. Каждый жест. Каждый интонационных ход. Пытаюсь поймать его бегающий взгляд, и мысленно разбиваюсь на мелкие кусочки. Он холоден. Настолько, что меня пробивает озноб и появляется неутолимое желание сбежать. Слишком отстранённый, словно между нами ничего и никогда не было. Хотя, можно ли сказать, что между нами вообще что-нибудь было?..
Пара псевдо-умных предложений на манер разговора преподавателя. Браво, Скорпиус, ты отлично вжился в роль. Теперь ты научился профессионально разбивать мне сердце каждым сказанным словом. И он уходит. Уходит, оставляя меня одного  в этом, казавшимся теперь огромным ледяным замком, кабинете. Он опять сбежал. А я вновь позволил ему это сделать.
Всё возвращается. Возвращаются те чувства, возвращается давящее одиночество. Возвращается гнетущая пустота.
Продолжаю стоять между парт, даже не пытаясь сдвинуться с места. А зачем оно мне? Зачем мне теперь вообще что либо в этой жизни? Зачем мне эта самая жизнь, если единственный в мире человек, в котором я нуждаюсь больше всего, в который раз сбегает от меня?!
- Алан! - неожиданно резкий голос сестры окликает меня, но я не поворачиваюсь.
Не хочу никого видеть. Не хочу ни с кем ни о чём говорить. Не хочу. Прошу, Альси, оставь меня. Пожалуйста. Молю тебя...
Но она не слышит моих просьб, так как они даже не пытаются сорваться с губ и долететь до неё.
- Я только что видела выходящего Скорпиуса, - спасибо за очень важную информацию, да. - Вы поговорили? Всё нормально? Ты в порядке?
Она подходит ко мне, огибает стоящую рядом парту и заглядывает ко мне в глаза, что я так неосмотрительно поднял на неё. Вспоминаю, как они обнимались на перроне в конце нашего пути из Хогвартса прошлым маем. Вспоминаю, как мы сами обнимались стоя на Эйфелевой башне. Как он нежно обвивал руки вокруг моей талии, как его губы аккуратно коснулись моих...
Неожиданно лицо Альси меняется: глаза её становятся больше, а рот чуть приоткрывается.
- Алан, - тихо произносит она моё имя и тянется руками к моему лицу.
Опережаю её и резким движением провожу ладонью по щеке. Влажно. Наконец замечаю, что уже давно вижу сестру немного мутной. Моргаю несколько раз и чувствую, как что-то горячее быстро стекает по скулам, щекам, подбородку. Опускаю взгляд на пол и вижу небольшую лужицу. Нет, только не это. Только не сейчас. Не перед ней. Не снова. Она уже натерпелась за лето. Ну почему? Почему я не могу быть таким холодным, как он? Почему я не могу с ледяным сарказмом и полным безразличием относится к сложившейся ситуации? Почему я не могу так же спокойно выйти из кабинета и не пойти дальше спасать кого-то от "всего лишнего в голове"? Почему я не могу сделать ничего другого и мне даже смелости не хватает, чтобы просто наконец уйти из этой жизни и больше не напрягать никого?
Замечаю, что Альсаира обняла меня только в тот момент, когда нас окликает какой-то паренёк и она резко отскакивает от меня, умудряясь при этом врезаться макушкой о мой нос. Чувствую ещё одну горячую струйку чего-то, стекающего теперь по губам и устремляясь вместе со слезами к подбородку и капая на пол.
- Чёрт! - слишком громко выкрикивает Альси и прижимает ладонь ко рту. - Прости, Ал, я не хотела, - теперь в её глазах читается ужас. До чего сестру довожу, только подумать.
- Всё в порядке, - всего во второй раз за день подаю голос. Получается слишком грубо, за что хочется сразу попросить прощения у сестры, но я не могу этого сделать. Просто потому что нахожусь уже слишком далеко от неё.
Прижимая тыльную сторону ладони к носу, я на ватных ногах стремительным шагом шёл вдоль коридора, по направлению к спальне. Мне не хотелось тревожить кого-нибудь или попадаться кому-либо на глаза, но провидение было против моих замыслов, а потому я умудрился несколько раз налететь на знакомых, которые сразу начинали интересоваться, что же такое у меня произошло. Я не отвечал им. Просто потому что не мог.
Поворот. Ещё один. Ещё. Я всё шёл и шёл, огибая младшекурсников и всех остальных. Вот. Наконец. Ещё немного и я дойду до спальни, где смогу привести себя в порядок. Из глаз всё продолжают литься слёзы, ворот рубашки окрасился в красный, правая рука почти вся в крови, но я не сбавляю шага. Лишь в тот момент, когда впереди меня, в другом конце коридора, ведущим к заветному мне месту, возникает Малфой, я на миг останавливаюсь. И ловлю его взгляд, в котором читается неподдельное беспокойство и даже некий страх. Неужели он заволновался? Как мило с его стороны.
Поджимаю губы и разворачиваюсь, стремительно изменяя свой путь. Не пускают в спальню? Ладно, пойдём в ванную. Остаётся только надеяться, что там никого не будет. Но не успеваю я сделать и пары шагов, как на меня налетает толпа первокурсников, сшибает меня с ног и я падаю на пол, больно ударяясь затылком об пол.
Словно яркая вспышка света озаряет моё сознание на один крошечный миг, после чего в глазах темнеет, дыхание прерывается и я полностью теряю возможность сделать что либо.
Последним, что я успел услышать, был чей-то крик. Кажется, это кричал мой знакомый. И, кажется, он выкрикнул моё имя. Но я не успел точно разобрать, ибо стремительно надвигающаяся темнота полностью поглотила меня.
Может, вот оно - божественное вмешательство? Может, теперь я наконец оставлю этот мир и спокойно уйду из жизни людей, что всё это время доставал одним лишь своим существованием? Может, хоть тогда он поймёт, что любит меня?..


Цитата недели: из closer от Raydan Chang
"Маленькие дети не настолько глупы, как может показаться с первого взгляда. Они смотрят на мир с открытыми глазами, не бояться ошибиться, не бояться говорить правду. Чистота умысла. Разве это главные показатели глупого поведения? Да, его ум недостаточно заполнен информацией, как у сорокалетнего мужчины, но на то он и ребенок. Он живет, а не существует."


Активисты недели:
Alice Longbottom, Selina O'Callaghan, Raydan Chang, Todor Krum.

0

6

Пост недели: Сквозь закрытые двери от Christopher Harvey


И я скажу тебе,
Что я тебя — люблю,
И я скажу тебе, что ты — моё спасенье,
Что мы погибли (я понятно — говорю?),
Но — сдерживали — гибель — как умели.

  Иголки под ребра как булавки в бискорню. «Если бы». Все правильно. Харви тихо шепчет: «Извини». Наверное, за дверью и не слышно. Столько раз он повторял это себе, пытался сказать Джин, стараясь не наткнуться на чужой взгляд, потому что он становился беззащитным, когда встречались их глаза. В такие моменты каждая капелька напряжения таяла, но в голове мысли пускались в произвольный пляс, выдавая его.
  А ему было что скрывать – то самое, теплое существо, свернувшееся в укромном уголке груди и тихо мурлыкающе свою мелодию утреннего пробуждения. С ней каждый день превращался в начало новой жизни, каждый рассвет за упрямыми тучами – в расцветающий восточный бутон, каждый сломанный день – в конструктор, который можно заново собрать в крепость из разноцветных кирпичиков. Он чувствовал, что может смириться с любой привычкой Джин, с любыми ее переменами в настроении. Просьба? Да, конечно.
  Можно в раз переместиться в комнату, что отгорожена от Харви дверью, – он точно знает, что на доме нет заклятий, – но целитель не смеет. Не трус. Лишь много думает. Возможно, в этом его беда – слишком много думает и порой, приходит к таким выводам, которые заполняют все на поверхности. Слепнет, когда щурится.
  И как будто немое согласие. Что-то вроде: «Конечно, ночное дежурство не повредит». А ты сам напрашиваешься. Скрип зубов, сжатых до боли, как напоминание самому себе. Не смей. Даже не смей сбрасывать всю вину на мир, который не дает тебе возможности мечтать. А Харви ведь и сам ограничивает себя же в своих мечтах. Жить реальность – больше, чем просто закон. Мир, существующий только сейчас и только в этот миг. Остальное – фотокарточки.
  – О чем ты говоришь, глупенькая, – и улыбается. Потому что сейчас можно. Потому что сейчас он собрался с силами и готов произнести то, что хотел. Не разом, постепенно, чтобы его правильно поняли. Хотя, Грин довольно проницательна, чтобы понять даже тонкие намеки, из-за чего Кристофер так сильно все и скрывал за прерванными фразами. Он не позволяет себе говорить «глупенькая», а эта минута – исключение из правил. Необъяснимый феномен посреди аксиомы.
  Выдыхает. Голова кружится от того, что он собирается сейчас сделать.
  – Куда ты уйдешь? Оставайся здесь. А я могу остаться у кого-нибудь. «Почему слова даются так легко?» Харви задается вопросом, но не находит на него ответа, хотя и чувствует какой-то подъем. Такое случается, когда говоришь правду, когда вычурные слова неожиданно хорошо подходят мыслям, и ты начинаешь понимать значение всех этих многотомных романов о треснувших лицах и развалившихся на части масках.
– Джин, ты же не просто так уходишь к себе в комнату. И дело вовсе не в тебе.
  Никакого плана, просто то, что он чувствует, когда то существо потягивается и поднимается на лапы, легонько царапая его коготками.
– Ты такая, какая ты есть, понимаешь? Цельная, каждое твое слово, каждое движение – все ты.
  Себя же Кристофер ощущает беспокойным туманом, который можно было видеть с башни Рейвенкло утром. Он колеблется, и это задевает Грин, заставляя ее закрываться в комнате, отдельно от него. И то самое существо протестовало во время такого нарушения гармонии, не замечая, что к этой гармонии привело оно же.
  – Джин, ты не должна сейчас меняться, но я изменился. Из-за тебя. Из-за того, что когда ты пришла в Мунго тогда, год назад, я не терялся ни перед одним человеком. А один твой взгляд заставляет меня умолкнуть. Понимаешь? Это как сбить все настройки у колдорадио – можно найти новую волну, а можно услышать лишь помехи. Для меня это новая волна. Но она может оглушить. Я боюсь тебя оглушить.
  Шаг от двери, а взгляд все еще в пол. Чтобы не видеть закрытых дверей за упавшими на глаза волосами. Но он представляет, как она там, сидит на стуле или кровати, стоит посреди комнаты и опирается спиной о стену. Просто потому что она там – далеко. А она в душе – близко. Рукой можно погладить по голове, запустить пальцы в волосы, перебирая пряди.


Цитата недели: из вдребезги от Lily Potter
"Она пойдет за ним куда угодно, не спросив ни о чем. Только бы быть рядом, только бы погибать под штормом его вспышек, под осколками разбитых вдребезги окон, витражей, чужих сердец, под его ладонями, сжимающими тонкие запястья. Только бы никогда не оставлять его одного."


Активисты недели:
Hugo Weasley, Jean Green, Frank Longbottom, Lysander Scamander.

0

7

Сентябрьские Мистер и Мисс Сомниума:
Selina O'Callaghan & Frank Longbottom
http://funkyimg.com/i/23yUK.jpg

Отыгрыш месяца:
shadow over you
http://s2.uploads.ru/t/0NC9B.jpg

0

8

Пост недели: О рогах и дураках от Alice Longbottom

Осенняя депрессия... Что это? Миф? Или настроение действительно зависит от времени года? Хотя Алисе казалось, что хандра у неё началась не осенью и даже не летом... А когда собственно? Девушка уже и не помнила, когда она успела стать такой унылой. Нет, внешне, конечно же всё было как обычно ни истерик, ни слез, ни ярко выраженной апатии, ничего подобного, Лонгботтом по-прежнему много училась, выполняла все обязанности старосты, терпеливо выслушивала чужие проблемы. Но внутри всё же что-то явно было неисправно. Алиса больше не получала удовольствия от такой жизни, то, что раньше её вполне устраивало, теперь вдруг опротивело. Она стала ненавидеть будильник и не потому, что хотела спать, а потому что не хотела жить. Алиса ловила себя на мысли о том, что обижена ни на кого-то конкретного, а на весь мир в целом. И при этом пожаловаться вроде бы было и не на что. Да, и не кому. У всех полно своих проблем и ни маленьких. Так что кому какое дело что тебе "грустненько"?

Запись в дневнике:

Понедельник, 17 октября 2022 г.
Сегодня особенный день. Нет, со стороны может показаться, что он такой же, как предыдущий, но для МЕНЯ он важен. Сегодня я впервые не смогла заставить себя с постели в свои обычные шесть утра, провалялась до девяти, опоздала на занятие по трансфигурации. Все решили, что я заболела, и, наверное, они правы. Только вот это не простуда, а депрессия. Но как и любую другую болезнь её нужно лечить.
Какие я знаю способы борьбы с хандрой? Разберем по пунктам:
1. Общение с близкими. Пробовала - не помогает.
2. Полёты на метле. См. пункт 1.
3. Прогулки на свежем воздухе. См. пункт 1.
4. Сладкое. См. пункт 1.
5. Уборка. См. пункт 1.
6. Музыка. См. пункт 1.
7. Антидепрессанты. Не пробовала и не хочу начинать.

8. Алкоголь (!!!).

Вообще Лонгботтом была не большой сторонницей алкоголя, пара бокалов шампанского на рождественской вечеринке - это всегда было потолком для Алисы. А сейчас девушка серьезно настроилась на то, чтобы напиться. И надо сказать, что гриффиндорка была из тех, кто всегда доводит задуманное до конца.
Поэтому не стоит удивляться тому, что случилось потом.

Решение встать на скользкий путь алкоголика и начать заливать свою тоску крепкими напитками было принято утром, а уже вечером Алиса полулежала, оперевшись на плечо Лисандера. Почему именно Лис? Да, кто знает? Наверное, потому что одной пить как-то совсем грустно, к тому же волшебница не имела ни малейшего понятия, где достать алкоголь, а Скамандеры были, пожалуй, самыми позитивными людьми во всем Хогвартсе, Настолько позитивными, что даже завидно. И, конечно, Алисе хотелось хоть ненадолго стать такой же, заразиться этой чудодейственной аурой чужой радости. Наверное, Лиса удивило предложение напиться, поступившее от его обычно такой правильной подруги, но он согласился, а это главное.
Небольшая пьянка на двоих, или лучше сказать, сеанс психотерапии от Скамандера проходил в теплице для занятий по травологии. А почему бы и нет? Место хорошее, уединенное. А достать ключи для Лонгботтом не проблема, должны же быть хоть какие-то плюсы от того что твой отец преподаватель.
Первое время Алисе было неловко, но потом немного выпив, она начала жаловаться на всё подряд. Наверное впервые в своей жизни девушка смогла выговориться, не думая о том, что не хорошо грузить окружающих своими проблемами. Возможно на следующий день Лонгботтом будет неловко перед Лисом за то, что ему пришлось выслушать весь этот поток сознания. Но это только в том случае, если девушка не натворит чего-то ещё более постыдного.
А это было очень даже возможно, потому что, видимо, Алису уже накрыла следующая стадия опьянения. С жалобами на жизнь было покончено, теперь, когда волшебница выговорилась, она заметно повеселела. Девушка даже ощущала что-то похожее на эйфорию. И теперь в голову Алисы закрадывались какие-то странные, совершенно нетипичные для неё мысли. При этом она тут же стремилась их озвучить:
- Может мне набить татуировку? Представляешь, как странно будет - я и с татуировкой. Хочу, хочу... - Лонгботтом задумалась, прикидывая варианты, - единорога. Да, точно единорога. Не дракона же, это как-то банально, да и слишком грозно, мне не пойдет. Я же не грозная, да? А единороги они такие, такие... изящные, что ли... и благородные. Да, благородные. Именно так. Лис, ты любишь единорогов? А я не знаю... Наверное, да, но я даже не могу себе сейчас представить единорога. Я ведь видела его всего один раз, и это было так давно. Лис, как мне делать татуировку с единорогом, если я даже не помню, как они выглядят? Будет же не реалистично, правда?
Алиса жалобно подняла глаза на друга, так будто он мог ей помочь.


Цитата недели: из Hola, nena, vamos a bailar? от Ian Corner
"Неугомонная юность живет в стенах древнего замка. Каждый день Хогвартс оживает сотнями детских голосов. Словно по венам кровь, по коридорам разносится смех его учеников. А сердце школы бьется в такт сотням сердец юных волшебников. Хогвартс молод душой, хотя и его стены, и пол изрядно пострадали от времени. "


Активисты недели:
Blanche Harper, Raydan Chang, Thomas Wood, Iris Bletchley

0

9

Октябрьские Мистер и Мисс Сомниума:
Christopher Harvey & Alice Longbottom
http://funkyimg.com/i/24kfp.png

0

10

Лучший отыгрыш октября:
вдребезги.
http://funkyimg.com/i/24uxD.png

0

11

Пост недели: Его рожа - как Париж. Так бы и съездила! от Lima Blade

Знаете такое ощущение, когда середина ладони начинает зудеть? Еще очень хочется почесать, но от этого зудеть начинает только сильнее. Так вот, от такого, говорят, очень хорошо помогает удар, предположительно по живому существу. К чему эти разглагольствования? Все просто: у Лаймы руки начали чесаться при одном только взгляде на мужчину. Да ладно чесаться, такое ощущение, что с каждой секундой зуд становился все сильнее и сильнее.
Надо поспорить - сдержусь или нет? Если сдержусь, куплю новый ошейник Кардамону. И вкусняшки. Главное дотерпеть.
Сказать легко, куда сложнее сделать. Особенно, когда человек явно и упорно нарывается. И вербальные сигналы типа "заткнись и просто не возникай ради собственного спокойствия" откровенно не воспринимает.
Интересно, а как эволюция отсеивала тех, кто родился без такого необходимого инстинкта самосохранения?
У Лаймы этот инстинкт, например, уже минут пять гудел в голове красной сиреной "Вали, Лай, отсюда. Заткнись и вали!"
Но спустить обидчику издевательство, уйти утеревшись?.. А что она потом директору отвечать будет? "Он меня когда-то давно крепко обидел и теперь я не хочу с ним играть в одной песочнице"? Девушка тихо фыркнула в ответ на собственные мысли. К слову, из этих мыслей ее тут же выдернул голос Вуда:
- На этот раз ты просто не успела напугать меня до потери штанов... ну, вернее, после, как мы помним.
Поутихшая было злость разгорелась по новой. Этот человек всегда умел разжечь в Блейд огонь. Неприятно только знать, что со временем это его свойство не пропало.
- Конечно. А еще мы помним, как после ты чуть не грохнулся на пороге, запутавшись в потерянных штанах, убегая от большой и страшной девочки, правда? Но, слава Мерлину, несчастный ты всего лишь обделался маленьким испугом.
Нехорошо быть такой язвой, нехорошо. Но Томас сам виноват - не оставил тему, не заткнулся, не пропустил ответный подкол мимо ушей. С Лаймы взятки гладки - все в пределах самозащиты...

Казалось бы, чем еще можно испортить и без того поганую ночь? Правильно - проделками неуемного полтергейста. Темный заваленный корридор? Да пожалуйста. Благо, Вуду хватило головы тут же зажечь палочку, после чего Лай последовала его примеру, тихо пробормотав заклинание.
- Не навернись.
- Ох, что бы я делала, без твоего пожелан... - Фразу девушка договорить не успела, зато на лице ее медленно, но верно расцветала издевательская улыбочка.
Мерлин и все его святые кости, я люблю-люблю-люблю вас!!!
Внутренне девушка уже отплясывала чечетку вкупе с самбой. И пируэтами из балета. Томас Вуд, этот показушник и самоуверенный болван, которых только земля носила, споткнулся на ровном месте.
Ладно, не на ровном, но какая разница? Триумф омрачал лишь факт, что сама девушка послужила так сказать орудием спасения, ну да ничего...
- У меня все было под контролем.
Ехидный смешок и уже готовый ответ слетает с губ девушки:
- До или после той ни в чем не повинной балки?
Руку-то парень с ее плеча убрал, а вот то место, где совсем недавно девушку касались мужские пальцы, горело огнем.
Нда, долгое отсутствие мужчины дает о себе знать. Но что поделать, если после позорного побега Томаса, Лай никого больше к себе не подпускала? Обжегшись на молоке, дуешь на воду, помните?
Миновав многострадальный коридор парочка продолжила движение в относительном молчании: Вуд рта не раскрывал, а Блейд тихо радовалась тишине и отсутствию каких-либо действий со стороны мужчины.
Шаткий мир продержался не долго - минут десять от силы. Правда, винить в этом Лай могла только себя.

Свернув в очередной полутемный коридор, Лайма тихо выругалась под нос: судя по разбитым кое-где лампочкам и мусору, разбросанному по полу - тут тоже побывал Пивз. Но не будет же она в самом деле прятаться за спину Вуда? Так и трусихой прослыть недолго...
Решив, что освещения достаточно, практикантка уверенно пошла вперед, чувствуя, что напарник следует за ней на расстоянии всего нескольких шагов. В самом темном месте Лай лишь повыше задрала нос и, не предпринимая никаких попыток осветить дорогу, продолжила идти. Судьба глупцов не любит. Пивз тоже. С пронзительным криком "Попалась!" полтергейст спикировал к застывшей девушке и услужливо высыпал ей на голову горсть пауков.
Звучному "Иииииииик!" могла бы позавидовать любая представительница женского пола.
Яростно мотая головой, в попытке стряхнуть с себя восьмилапую гадость, Лайма отпрыгнула назад, костеря на чем свет стоит Пивза и его родственников. Стоящий сзади Вуд ситуации не помог: ударившись о его плечо, Блейд запуталась в ногах и прозаично села на задницу. Пауки, которым подобное приключение счастья явно не приносило, предпочли побыстрей ретироваться.
Карма? До это секунды девушка в нее не верила.
- Апчхи! - авторитетно заявила она, даже не представляя, какой может быть реакция Томаса.


Цитата недели: из only night knows how many secrets can you keep от Cherie Avery
"- Искренне надеюсь, что здесь протирают, прости Pull&Bear, - прошептала она, набрала в рот воздуха, как при прыжке воду, опустилась на корточки и, кряхтя, залезла под скамью, кривясь в отвращении."


Активисты недели:
Lima Blade, Aril McGonagall, Cherie Avery, Scorpius Malfoy

0

12

Пост недели: the one who breaks you от Nathan Rowley

Поттер. Глупая девчонка. Она ничего не понимает, совершенно ничего. Маленькая и глупая девочка. Истинный ребёнок своих родителей: она всегда ищет в людях лишь хорошее, не замечает их грехов. Лишь хорошее... Чёрт, как же это глупо. Глупо, глупо, глупо. Я сотни раз твердил ей, что это не приведёт ни к чему хорошему, наглядно показывал, как всё может закончиться. Но вот снова она совершает ту же ошибку. Малфой. Разве он внушает доверие? Разве этот слизеринец достоин внимания Лили? Золотая девочка не понимает, что творит. Ну что ж, я покажу, что бывает, когда не слушаешь советов братика. Ты ведь этого добивалась, Поттер?

Он видел их. Видел. Он ведь не слепой, нет. Трудно не заметить, как эти двое мило общаются в коридорах, как Лили строит Малфою глазки, а он улыбается, поглядывая на неё в ответ. Единственное желание, возникающее при виде этого - съездить этому гаду по роже, а затем объяснить сестрёнке, как следует вести себя. Собственно, это Нейт и планировал сделать прямо сейчас. К его великому сожалению, Малфоя рядом не оказалось, зато Лили брела по пустому коридору в сторону лестниц, обнимала какой-то учебник и явно глупо улыбалась. В вечерний час в коридорах пусто, ему повезло. Нет нужды искать другое место, нет нужды скрываться от толпы, чтобы разъяснить этой золотой девочке, что она делает не так. Роули сжимает кулаки и шипит от злости, желая поскорее сжать её маленькое запястье, прижать её к стене и научить уму-разуму.
-Поттер,-произносит он, вкладывая в фамилию девушки всю накопившуюся злость, всю ненависть к её добренькой сущности.-Оглохла? Я с тобой разговариваю.
Нейт грубо останавливает её, хватая за запястье и сжимая так сильно, что Лили шипит от боли. Учебник летит на пол. Всё правильно. Она ведь этого дожидалась, глупая девчонка. Она прекрасно понимает, что ждёт её впоследствии, но всё равно делает всё по-своему. Дочь своих родителей. Поттер.
-Малфой? Малфой, Лили?-шепчет Роули, склоняясь над ухом сестры.-Ох, моя бедная Лили. Слизеринцы неисправимы, все они чёрствые, холодные существа. Все, Лили. Понимаешь?-Нейтан сжимает её подбородок свободной рукой, приподнимает кукольное личико, заставляет смотреть на себя.
-Он не ты,-цедит она сквозь зубы, опуская глаза, безуспешно пытаясь вырваться из крепкой хватки.
-Ошибаешься!-рявкает Нейтан, отчего Лили вздрагивает.-Все, все мы... Мы такие, Лили, такие и никакие иначе. Слизерин - это приговор. Ровно такой же, как и Гриффиндор, Хаффлпафф и Рейвенкло. Отважные и своенравные, добродушные и трудолюбивые, умные и талантливые. А мы холодные и жестокие. Все, Лили, абсолютно все. Иначе никак.

Слова впустую. Она ведь не поймёт, нет. Ничего, совершенно ничего. Я привык. Её не изменить, но я упорный. Она сломается, поддастся. Я уверен. Когда-нибудь обязательно, непременно. Это случится. Я заставлю её сделать это.

-Хочешь боли, Лили? Так обратись ко мне, к своему братику. Я всегда готов оказать тебе эту услугу, сестрёнка,-шепчет Нейт, ядовито усмехаясь.-Я непременно помогу тебе. Мы ведь семья.


Цитата недели: из Как пыль разметай меня вдоль дороги от Thomas Wood
"Но за пять лет Вуд научился думать не только своей головой. Он научился чувствовать и исполнять желания маленькой девочки. Он устал бесконечно вытирать ее слезы, объясняя, что мама пока не может вернуться. И вот, мама стоит на пороге."


Активисты недели:
James Potter, Alice Longbottom, Jean Green, Selina O'Callaghan

0

13

Ноябрьские Мистер и Мисс Сомниум:
James Potter & Lily Potter

Лучший отыгрыш ноября:
Как пыль разметай меня вдоль дороги

0

14

Пост недели: Комнату украшают дети, красиво расставленные по углам от Gertie Keddle

Эта традиция началась еще в прошлых столетиях, как только их семья немного прославились за счёт своего пращура Герти Кеддл. Сначала они насмехались, эти Кеддлы, потом прониклись любовью к своей нелюдимой родственнице, но потомок Джубия Кеддл пошла еще дальше: назвала дочь в честь старухи, что исключительно и всегда по вторникам, что значит каждый день, угощала желающих или крапивным чаем, или забавным проклятием. Традиция состояла из того, чтобы пару раз в жизни посетить болото Квирдитч и перебираться по кочкам, желательно набрав рекордно большое количество застоявшейся воды в сапоги. Само болото находилось недалеко от Лондона, в лесу Эппинг.
Джубия приезжала туда не только в дань обычаю, но и потому что этот лес для неё был волшебным. По её словам, там она почти могла колдовать и видела призраков, и клялась, что выбивает из палочки Герти пару искр. Говорила, что родная земля её лечит, и если бы не телесериалы, она бы давно перебралась на болота, варить зелья и сходить с ума. Но, как назло, приезжала она туда со всей семьей. В этом году Джубия ехала туда с дочерью, мужем и животом, в котором развивался плод. Герти с самого начала была против, с самого дня, как узнала о беременности мамы, то тщетно, Джубия вообразила, что это поможет будущему ребенку получить своё письмо из Хогвартса. Стоит ли говорить, что Герти была очень обеспокоена, и ни на минуту не спускала глаза с матери, на автомате печатая гневные сообщения Черри. Вскоре связь окончательно прекратила работу и слизеринка уставилась в окно. За их пятичасовую поездку на чертовой машине, трясшуюся по извилистым дорогам, пейзаж особо не менялся. Кеддл не была очарована травологией в Хогвартсе и уже устала видеть вокруг себя деревья, кусты и ёлки.

Наконец, они приехали на стоянку, где Джубия объявила о пешей прогулке через дебри. Герти всегда оценивала мать как пуффендуйку, заботливую и самую позитивную на свете, но сейчас выпалила:
- Да ты гриффиндоркнулась, мама!
После чего девушка схватила свою магическую сумку, и чтобы показаться весьма эффектной, хлопнула дверь машины. Послышался предательский скрип и Кеддл пришлось обернуться и смотреть на то, как медленно закрывается дверца. Ну, конечно, чего она могла ожидать от старого доджика? Из салона послышался сдавленный смешок главы семейства, а Джубия неторопливо вышла из машины и воинственно заметила "пара миль не помеха для семейного отдыха, а у меня есть орешки". Герти пожала плечами, будто бы и не при делах была, и принялась копаться в телефоне, пытаясь выловить связь заклятьями или сюсюканьем с электроникой. Как истинная волшебница, Герти не любила маггловские примочки, но пользовалась ими, чтобы быть в теме. А ладить и уметь - это совсем отдельный разговор. Но в конце-концов телефон только предательски пискнул и экран совсем погас, и как подсказал отчим, от недостатка батареи.
Навьюченные родители и сама Герти с маленькой сумкой, в которую вмещался её школьный котелок, чтобы приготовить на месте несложный туристический обед, складные стулья и прочая чепуха килограмм на -дцать, беззаботно болтали, но от внимательного взгляда слизеринки не ускользнули блестящие капли пота на лбах взрослых. Герти злорадно ухмыльнулась, но совесть быстро взяла верх и она предложила им не торопиться, а она дойдет гораздо быстрее к месту встречи и подготовит там всё.
На самом деле Герти хотелось скорее покончить с этим, когда начала понимать, что такой отдых может ей и понравиться. Классно было так ходить по лесу, слышать хруст веточек под ногами, наперебой болтать с мамой о способах приготовления кексов и расслабляться, потому что в лесу за тобой никто не следит, а доверие в семье это ценность, которую они все берегли. Но подростковая противоречивость заставила семнадцатилетнюю девочку скрыться с глаз долой и перевести дух, прежде чем она предложит - "эй, а давай съездим сюда еще?".

Герти продолжала идти, быстро-быстро перебрасывая ноги до того, как до сапог наберется тина. Запах в этой части леса стоял непереносимый. В прошлый раз такого не была, вспоминала Герти. Очередное громкое хлюпанье разразилось по лесу эхом, а волшебница набрала воды в один сапог и дала волю чувствам, что делала только в крайнем одиночестве.
- Уродские болота, моя воля.. осушила бы! - смачно выругалась слизеринка. По рассказам однокурсников, есть и более хлесткие выражения, но у неё было иное мнение на этот счёт. Герти прыгнула на наиболее безопасную кочку и, как цапля на одной ноге, вылила воду из сапога, оставшись в одном мокром носке.
Неожиданно, Герти расслышала чей-то вопль, а вдали показался огромных размеров человек. Он явно вышел после годового заточения в подвале одной известной сети быстрого питания, где его кормили чизбургерами и поили колой со льдом. Иногда лайт.
- Эй, мистер, вы так кричите от недержания? От вас так воняет, - полушепотом на полусогнутых ногах сообщила Герти, совсем не желавшая встретится нос к носу с этим человеком.

Тот, кого она сначала приняла за человека, приобретал все более отвратительные черты. "Светло-зеленая кожа, большие мускулы, Халк, я полагаю?" Герти издала нервный смешок, и попятилась назад на одной ноге. Теперь ей не казался прекрасным хруст веток или чавкающие звуки. Но, по иронии и воле Мерлина, лесной тролль, как безукоризненно быстро определила Кеддл, шел прямо на нее, неторопливо зевая, угрожая дубинкой и переливами жира.
- Вареные кочерыжки, мать моя Салазар..! - Герти в ту же секунду поняла, что ей следует бежать, поэтому кинула сапог и надеялась на свою верткость ловца слизеринской команды.


Цитата недели: из Лучше поздно, чем как тогда от Frederick Whitehorn
"Горячая Джин с холодными пальцами. Горячая, страстная Джин с расчетливыми, отточенными движениями. Особенно обидно Фреду было за свои соски. Так и хотелось крикнуть: "Ты же сама говорила, что у тебя нет сексуального опыта!"


Активисты недели:
Benjamin Higgs, Ann Shafiq, Achille Cartier, Gertie Keddle

0

15

Пост недели: only night knows how many secrets can you keep от Cherie Avery

Эйвери всегда были присущи жестокость и властность. Особенно жестокость. Перепачканные кровью гардины и алые ниточки царапин начинающиеся с лопаток и заканчивающие свой путь лишь в районе ягодиц, прокусанные губы и ссадины на икрах от грубого материала каркаса кровати, на которую Черри толкала так же резко и грубо, не заботясь о незначительных повреждениях, практически черные иссиня-багровые, будто налитые не только кровью, но и событиями бурной ночи, засосы, больше напоминающие следы от покушения на убийства путем удушения, и, разумеется, укусы до металлического привкуса во рту и вонзание ногтей в гладкой и влажную от возбуждения кожу. Этим славился секс с Черри Викторией Эйвери, нежной только при соблазнении, мягкой и послушной только при раздевании.

"Послушной только при" - стерто с черепной коробки, удаленно с жесткого диска памяти, вырезано, вырвано так же грубо и безжалостно, как тонкие, сделанные будто из хрусталя и фарфора, пальцы Эйвери собирались трахать Селину. Селина... Либо Черри опьянена и одурманена вожделением и похотью, либо это действительно так: имя этой чертовки, сотканной будто из чистого пламени Флегетона, созвучно с "бензином". Бензин, или любое другое горючее, что заставляло нутро Эйвери воспламеняться и гореть от жажды и сексуального голода так, будто она действительно глотнула из вышеупомянутой реки Подземного царства. И она действительно глотала, пила без возможности насыщения, точнее упивалась, захлебывалась и тонула в этом огне, носящем имя Селины О'Каллахан.

Так что там о покорности, точнее о непокорности? Она испарилась, будто ей и не была наделена слизеринка, взамен получившая в награду желание поклоняться, раболепствовать, служить до стирания колен и пяток до костей, быть во власти этой рыжей бестией, так же кровожадно, как любила это Черри, украсть у неё её волю, подчиняя её себе. Селину хотелось зацеловать до смерти, заковать цепями и не отдавать никому, как ценный трофей, предварительно сунув ей в обе руки по плетки до удовлетворения своих темных желаний. Блуд и содомия, Боже, они будут гореть в аду, вот только Господь не учел одного: кожа обоих уже горит от прикосновений и всевластного, всеобъемлющего желания. Черри чувствует возбуждение каждой клеточкой своего тела, ноги и низ живота сводит от сладостной судороги, губы слегка подрагивают.

О'Каллахан кричит, надрывая глотку, и Черри боится, что она сорвет себе голос, ведь ночь еще длинная. Но даже хрипящая, сипящая, да какая, мать вашу, угодно Селина все равно будет вызывать у Эйвери желание повалить её на стол и оттрахать в лучших традициях своего воспаленного сознания. С О'Каллахан хотелось просыпаться, лицезреть, нет, любоваться её измученными собственными губами шеей и ключицами, её сонными глазами, в которых несколько часов горели костры инквизиции, копной спутанных ото сна волос, которые ты же эти несколько часов назад сама путала и дергала в порывах страсти, но больше, конечно, хотелось не наслаждаться прекрасным видом, а трахать перед парами, чтобы уж точно было чем занять голову на особо скучных лекциях типа Истории Магии. Криками О'Каллахан, её жалкими попытками восстановить дыхание, в общем, схожей с нынешней картиной.

Раньше магглы безжалостно сжигали рыжих, считая ведьм приспешниками дьявола, коими настоящие ведьмы, разумеется, не являлись, однако О'Каллахан определенно была. В ней кроилось что-то демоническое, отчего подгибались колени, отчего хотелось поклоняться ей до изнеможения. Что Черри и собиралась, в принципе, делать.

- Слушаюсь, - актерские навыки у Эйвери были развиты достаточно, чтобы сыграть невинность, вновь смотря исподлобья, - Госпожа, - особенно выделяя последнее слово, произнося его с придыханием, напоминая самой себе героиню гребанного лесбийского порно-фильма, Черри выхватила у Селины из рук "самодельный" фаллоимитатор, - Я непременно использую его по назначению, можешь не сомневаться.

Слово сказано, дело сделано, Черри Виктория Эйвери слов на ветер не бросает, Черри Виктория Эйвери грубо входит секс-игрушкой в Селину О'Каллахан, с первого толчка задавая совсем не медленный темп. И может быть они обе будут гореть в Аду, но Черри уже слишком далеко зашла, чтобы останавливаться из-за банальной трусости быть застуканной, поэтому она облизывает пересохшие губы и смотрит на то, как корчится в наслаждении прекрасное лицо Селины, думая, что вместо Ада общего пользования, она получила свой собственный, хотя бы на эту ночь. А ночь еще длинная, густая, душная и обволакивающая ароматом похоти и женских духов.


Цитата недели: из Это были выходные, после которых нужны выходные от Lorna McQuarrie
Она смеется и радуется. Подколки и подставы от младшего брата улетают от первых двух бокалов Гиннеса. Предательство близкой подруги смывается чудеснейшим ликером. Вечные ссоры с матерью и затяжная депрессия тонут в ледяном виски с колой. Впервые за столь долгое время никто не указывает Лорне, что делать и как себя вести.


Активисты недели:
Lorna McQuarrie, Ann Shafiq, Arabella Dragomir, Albus Potter

+1

16

Пост недели: Я без тебя не умру, не сопьюсь и не пойду ко дну. Хотя, кому я вру? от Lorna McQuarrie

Что происходит с человеком, когда он осознает, что в нем что-то поменялось? Что он творит, когда понимает, что больше не сможет относиться к кому-то как раньше лишь потому, что... влюбился? И правду ли говорят о бабочках в животе, окрыленности и прочем? Лорне МакКуарри пришлось испытать на себе чувство внутренней перемены, связанной с влюбленностью.
Они встретились примерно полгода назад, может раньше. Случайно пересеклись в кафе. Лорна помнила их первую встречу после выпуска до мелочей. В голове даже до сих пор всплывали картинки: вот Анна появляется в кафе. Ее зимняя шапочка припорошена снегом, торчащие из под шапки волосы заиндевели, и ресницы тоже, щеки и нос порозовели от мороза. Она выглядела как милая Снегурочка из славянского фольклора. Девушка тогда зашла погреться и выпить чего-нибудь теплого. Собственно, Лорне посчастливилось зайти с той же целью, но пятью минутами ранее.
- Шафик? Анна Шафик? Гриффиндор, выпуск 2024 года? Я Лорна, Лорна МакКуарри, здравствуй. Не знаю, вспомнишь ли ты меня, я училась на Райвенкло, вместе с Эмили.
Они тогда даже не заметили, как часы плавно доползли до времени закрытия кафе. Сколько раз они потом встречались? Не хватит пальцев двух рук и обоих ног троих человек. Нет, определенно не хватит. Милое школьное знакомство в считанные недели переросло в отличное, почти каждодневное общение, и Эл даже успела подумать, что, кажется, вот он, и друг, и товарищ, и "брат", но не тут то было. Когда первые гусенички в желудке стали заворачиваться в куколок новорожденных бабочек, девушка поняла, что что-то пошло не так. В первые дни ощущения "что-то не то" Лора заметила, какие у Анны мягкие и приятно пахнущие волосы. Потом она стала замечать, что у нее необычайно красивый цвет глаз: словно в земле цвета темного шоколада прячутся чистейшие изумруды, неплотным кольцом окружая зрачок. Эл стала наслаждаться Аннабет.
В движении ее хрупких рук, в острых локтях и коленках, в том, как на выделяющиеся скулы падает тень МакКуарри видела что-то неземное. Лорна даже стала обнимать ее при встрече на долю секунды дольше. Всего на долю секунды, потому что чуть больше - и Анна не то подумает, поэтому всего лишь доля секунды... Почему же всего лишь? Это была целая доля секунды продленных прикосновений!
Не известно было, какая такая сила тянула Лору к небольшой квартирке где-то в дебрях магловского Лондона. Сегодня она даже не хотела использовать аппарацию. Девушка знала адрес и примерно помнила, как добраться до места на своих двоих. По пути Эл забежала в пекарню и купила там пакет булочек с корицей. В случайно попавшемся по пути цветочном киоске был куплет букет из желтых и красных герберов. Истинно гриффиндорские цвета и не совсем банально. На улице стояла отличная для осеннего Лондона погода - серое небо без солнца и легкая прохлада. Девушка весело шла по тротуарам, и на фоне ее черного пальто яркость цветов издалека напоминала открытую рваную рану прямиком в центре груди. Эл, конечно, не обращала на это внимание. Но вдруг это был знак?
Стук каблуков эхом отдавался от стен подъезда. Сегодня было не до лифта, хотелось проделать весь этот путь пешком, словно оттягивая начало встречи. Сегодня что-то между этими двумя изменится, и никто не мог предугадать, как все повернется.
Лорна стояла перед такой до боли знакомой дверью и не решалась постучать. Девушка рассматривала потертую ручку, водила пальцами по паутинкам трещин, но никак не могла собрать свои силы для простого движения. Несколько раз она хотела, но одергивала руку, словно боялась чего-то, только не понятно, чего. В груди застучало с бешеным ритмом, в ногах появилось какое-то странное ощущение, и на мгновение Лорне показалось, что последняя куколка в животе превратилась в прекрасную бабочку с яркими, красно-золотыми крылышками. Пора. Кулак неуверенно коснулся двери.
Тук.
Тук.
Тук.
Оставалось лишь ждать.
За дверью послышались шаги.


Цитата недели: из Это были выходные, после которых нужны выходные от Ann Shafiq
Улыбка — это нечто, чем было бы просто охарактеризовать Аннабет. Она часто улыбалась, повод, казалось, для этого иногда был и не нужен. Но, знаете, человек, обладающих хоть небольшой долью проницательностью, смог бы разглядеть причины её улыбок. И ему показалась бы совсем другая Аннабет: раскрылась бы её искренняя жажда обогревать людей, показывать им свою симпатию, неподдельную, нефальшивую, истинную.


Активисты недели:
Felicity Moriarty, Lima Blade, Rose Weasley, Frank Longbottom

+3

17

Январские Мистер и Мисс Сомниум:
Frank Longbottom & Lorna McQuarrie

Лучший отыгрыш января:
ноктюрн на струнах моей души.

0

18

Пост недели: ты будешь драться от Alice Longbottom
По правде сказать, Алиса сама оху...  кхм... крайне удивилась тому, что сделала. Вот так просто взять и приложить человека лбом об парту, это однозначно не тот способ разрешения конфликтов, к которому Лонгботтом привыкла. Пусть даже речь шла о Гилберт. Алиса всегда считала себя лучше всех этих стервозных слизеринок, и возможно ей стоило просто пройти мимо Анны, не обратив внимания на те гадости, которые она распускала про них с братом. Но почему-то она этого не сделала.
Что я творю? - Лонгботтом замерла в растерянности. - Сдалась мне эта Гилберт. Нужно уходить, и чем скорее тем лучше.
Вот так просто взять и отступить Алисе предсказуемо не удалось, Анна, конечно же, не спустила такого не самого уважительного к себе отношения. Слизеринка заломила руку Лонгботтом, и на этот раз уже Алисе пришлось головой проверять парту на прочность. Гриффиндорка оказалась в крайне унизительном для себя положении. Она никак не могла вывернуться из крепкой хватки Гилберт, бесплодные попытки высвободить руку приносили лишь боль и только ещё больше злили девушку. А уж то что в этот момент говорила Анна, окончательно свело всякие шансы на более-менее мирное разрешение конфликта к нолю.
- Грязная, лживая мразь. Вот ты кто, Гилберт. - тихо прорычала Алиса в ответ на змеиное шипение Анны и сделала ещё одну попутку вырваться, но лишь доставила себе этим очередную порцию боли.
- Ты всерьез думаешь, что такую блядь как ты кто-то может любить? - Алиса громко расхохоталась. Смех помогал справится с собой и не пустить слезу от собственного бессилия. - Не находишь, что ты слишком наивна для слизеринской шлюхи? Ты всего лишь грязная подстилка, Гилберт, и для моего брата и для всех остальных. Нахуй ты никому не нужна. Никому, понимаешь? - переходя на крик, выпалила Лонгботтом. Алиса слишком хорошо знала Фрэнка и прекрасно понимала, что то, что она сейчас сказала, наглая ложь, правды в этом было примерно столько же сколько и в обвинении Лонгботтомов в инцесте, и теперь можно сказать, что по части вранья девушки теперь были квиты.
Гилберт наконец отпустила Алису и обратила своё внимание на зрителей, собравшихся полюбоваться на устроенное Лонгботтом представление. На самом деле, зря она, конечно, это сделала. Анна могла бы и догадаться, что гриффиндорка не только не остыла, но и наоборот только ещё больше разъярилась.
Самоконтроль это, конечно, отлично. Порядочный представитель львиного факультета при условии, что он в состоянии отвечать за свои поступки, никогда не станет нападать со спины. Но проблема заключалась в том, что Алиса себя уже не контролировала. Лонгботтом хотела, чтобы Гилберт ответила за свои слова, и теперь гриффиндорке было уже глубоко наплевать на благородство, на принципы, на собравшуюся публику и на то, как она будет выглядеть в глазах общественности. Сейчас для Алисы существовала только Гилберт, её спина, её затылок, её звучный голос, призывавший народ расходиться.
Нет, это не могло закончиться так просто. И гриффиндорка не станет откладывать разборку на потом, не станет вызывать Анну на магическую дуэль. Нет, она расправиться с ней прямо здесь и сейчас.
Лонгботтом только сейчас осознала, что до сих пор держит в руках клок волос свой противницы, она с презрением  избавилась от него, а затем усмехнувшись, вновь вцепилась в шевелюру Гилберт, заставив её запрокинуть голову.
Интересно, Фрэнк станет любить эту суку, если я оставлю её совсем без волос?
- Мы ещё не закончили, Гилберт. Ты должна попросить прощения за свои слова, - на ухо слизеринке прорычала Лонгботом. Лица девушек были настолько близко, что Алиса едва удержалась, чтобы не укусить Анну за мочку уха. Но, видимо, капля адекватности ещё осталась в гриффиндорке, и она не настолько буквально воспринимала выражение "жажда крови". По-крайней мере пока.
Алиса слегка отстранилась и сильно лягнула Гилберт под колено, а для верности, чтобы слизеринка уж наверняка не смогла устоять на ногах, ещё и придала ускорение, толкнув противницу спину.
Лежачего не бьют. Папа бы такое не одобрил, - подумала Алиса и с размаху пнула распластавшуюся на полу Анну под ребра.
- Я всё ещё жду твоих извинений.
Кто теперь поверит, что я хорошая девочка?


Цитата недели: из i`m meaner than my demons от Anna Gilbert
- Давай без паники, ладно? - она усмехнулась.- Ты безнадежен и это факт, который не мне оспаривать, но все же... Послушай, неужели ты не видишь, что лишь противишься неизбежному? Ты этого хочешь? Хочешь. По глазам вижу, что хочешь. По тому, что у тебя сердце как бешеное колотиться вижу. Так позволь всему идти своим чередом...


+1

19

Пост недели: The winter ball от Scorpius Malfoy
Рождественский бал в Chateu de Menthon традиционно проходил с большой помпой, шумом и всевозможной мишурой. Общительные и влюблённые в светские рауты люди ждали его как манны небесной, желающие отгородиться от него любой ценой - досадливо скрипели зубами. Вы взрослый самостоятельный волшебник занятый неким полезным делом? Вам обязательно прилетит в спину обсуждение организационных вопросов, вариантов обеспечения безопасности, развлекательной программы и т.д. Вы скромный студент Хогвартса, который парадную мантию-то надевает два раза в год? Не волнуйтесь, вас эта тема тоже не обойдёт стороной, потому что девушки из благородных семей пятнадцати лет и старше будут сутками напролёт говорить только о платьях, платьях, платьях и ещё немного о платьях, на десерт. "Женщины", - снисходительно переговаривались их сверстники, торопливо сводили косметическими чарами юношеские прыщи и масляно улыбались, прикидывая, сколько восторженных красавиц они смогут безнаказанно потискать под предлогом танца.
Как ни странно, именно платья навели Малфоя на мысль о том, что в этом году с приглашениями не всё ладно. С горящими глазами носилось ещё больше дев, чем обычно. А потом О'Каллахан неожиданно попросила его как человека с хорошим вкусом и знанием светского этикета оценить свой наряд, и мысль переросла в стойкое подозрение. Патриотично-зелёную блестящую тряпочку Скорп оценил на О'Каллахан со всех ракурсов, - благо, там было на что посмотреть, - и удержал все подозрения на языке. То, что у него самого не было праздничного настроения, не означало необходимости портить настроение другим. Ни с кого не убудет, если к веселящимся волшебникам на этот раз присоединится несколько полукровок.
Мнение насчёт праздника пришлось в добровольно-принудительном порядке изменить тем же вечером в Выручай-комнате, где Лили воодушевлённо махнула перед его лицом уже знакомым приглашением. И вся она при этом так светилась изнутри какой-то полудетской радостью, вдохновением, ожиданием чуда, что Скорп невольно залюбовался ей как нежной сказочной фейри из Благого двора, приносящей удачу героям. А потом сказал, заразившийся этим вдохновением и бесконечно уверенный в своих словах: "Пора бы нам перестать прятаться по углам". Он справился с задачей скрыть от Лили свою чёрную меланхолию, так почему бы теперь не поднять планку и не устроить ей роскошный сияющий праздник? Всё для его девушки. Всё для его юной королевы.

Разбираться с костюмом самостоятельно Скорпиус поленился, поэтому просто отписал отцу с просьбой как-нибудь решить эту проблему без его участия. И не прогадал: отец, со свойственным ему своеобразным чувством юмора, вместо фрака или классического костюма-тройки прислал нечто, крайне похожее на образ итальянского мафиози. Кипельно-белая ткань костюма, лайковые перчатки и шляпа. Чистый восторг. Строгая серебристая полумаска лежала сверху, расчерченная линиями гравировки и красиво переливающаяся на свету. Скорпиус сразу почувствовал к ней необъяснимую нежность. Возможно, он немного позврослел по сравнению с прошлым годом, когда словил немало поводов для смеха в образе чумного доктора?

Уже в холле поместья, держа под руку Лили Поттер в серебряном и зелёном цветах, - о Мерлин, неужели девочка заботилась о том, чтобы доставить ему удовольствие, даже в таких мелочах? - Скорп вдруг понял, что взволнован. Бал-карнавал остался прежним: всё та же раскрепощающая атмосфера масок, всё тот же отказ от всех проблем хотя бы одну ночь, всё те же Руквуды, Шафик, Нотты и другие. И в то же время, сегодня всё было по-другому. Он пришёл со своей спутницей. Он официально заявлял о своём выборе обществу, и можно было даже не сомневаться, что маски ненадолго удержит их личности в тайне. Он шёл рука об руку с самой желанной девушкой на свете, счастливый и гордый.
Спасибо тебе за то, что ты есть. За то, что ты веришь мне.
- Моя прекрасная леди, - Скорпиус чуть лукаво улыбнулся, заводя девушку в зал, где уже сверкали многочисленные украшения, сновали официанты и кружились в вальсе такие же беззаботные пары. - Позволите пригласить вас на танец?


Цитата недели: из The winter ball от Gertie Keddle
Пока Герти осматривалась, вечер только начинался, и она по-прежнему верила в сказочность этого события, как верит в добрых фей и огров. Вокруг слишком красиво. Не верить в сказки просто уже не получается.

Активисты недели: Lily Potter, Ashley Rookwood, Adelia Dragomir, Molly Weasley

+1

20

Февральские Мистер и Мисс Сомниум:
Nathan Rowley & Gertie Keddle

+1

21

Лучший отыгрыш февраля:
Подставь дождю щеку в следах былых пощёчин

0

22

Пост недели: The winter ball от Selina O'Callaghan
Оп, а вот и кавалер подоспел. Селина сама толком не знала, почему пригласила в качестве пары именно Томаса Вуда. Парней-то было хоть завались в Хогвартсе, бери не хочу - но на этот вечер почему-то был выбран мистер "Эй-я-ухаживаю-за-магическими-существами". Ох уж эти спонтанные решения, после которых ещё и проставляться придётся. Ну да фиг с ним, О'Каллахан на такой бал, может быть, в первый и последний раз пришла, так что теперь, загоняться что ли? Не, загоняться - для слабых! Сильные позволят увести практиканту себя в гущу танцующих и совершенно случайно отдавят Томасу Вуду ноги. Несколько раз. Не со зла, нет - просто Селина действительно не умеет вальсировать.
- Парень, не поверишь, я тоже, - шепнула она и в подтверждение своих слов наступила на красивую туфлю ещё разочек. Ну бывает, ну сорян. Тем более что топтание-то прекратилось и О'Каллахан даже умудрилась немного по-настоящему потанцевать
Блин, а прикольно! Почему я раньше этим не занималась? Не, реально прикольно! И в глаза мне смотри! В глаза, зараза! Выше! Раз-два-три, раз-два-три! - Селина чувствительно ущипнула Вуда за бок, состроив на лице очаровательную улыбку. Кошачья маска для рыжеволосой кошки. Муррр!
Но, по закону жанра, часы пробили, и Томасу Вуду что-то ударило в тыкву. Селина даже не поняла, шутит ли он про жаркий танец - серьёзно, сравнить их неуклюжее ковыляние со страстным сексом не могла бы даже О'Каллахан, а её-то юмор никогда не отличался остротой и словесными изысками.
- Да иди, понты-то, - машинально ответила Селина и тут же осталась в одиночестве, потирая поцелованную ладошку. Аж обидно стало - теперь ищи-свищи его по всему этому огромному месту. А может поискать и посвистеть? И настучать по черепушке? Курить он захотел, фу-ты ну-ты! Курить, между прочим, вредно для здоровья, а вальсировать с девушками - нисколько! Селина выбралась из танцующей толпы, благо люди кругом были деликатными и молоденькую девушку в зелёном платье пропускали без проблем, и поискала глазами одного из этих вездесущих официантов, или лакеев, или как их там правильно называть. Не, точно обида.
Ещё один бокал шампанского утвердительным бульканием пузырей согласился с Селиной.
Селина, ага. В зелёном платье и кошачьей маске. Селина. Только вот Брюс Уэйн всё никак не прилетел на крыльях ночи. Ну и я не Кайл, а О'Каллахан, так что...
Но окончательно загрустить судьба ей не дала. Хрен знает, что пишут в сказках, но в такие моменты не появляются две обворожительные девушки, идущие встречным курсом. И уж тем более одна из них, та, что в совершенно потрясном красном платье и вычурной маске, не берёт за руку и не утаскивает за собой.
- Слушай, я тебя знаю? - на ходу говорит слизеринка, быстро-быстро шевеля мозгами. Голос вроде знакомый, да и фигурка тоже знакомая (и располагающая к знакомству) - но блин, это можно сказать про уйму народа в Хогвартсе! Ну она точно студентка, иначе бы этой "Ахан"-оговорочки не было. А вот красное платье... - Львёнкинс, ты? - первая мысль. Неправильная, естественно - не те габариты. - Алиска? Доминик? Пжжди, не пойму.. Гилберт? Гилберт, ты, что ли? Не, стопэ, у тебя руки не такие, - оказавшись в женском туалете, - зачем? что тут делать? там же танцы! тан-цы! - Селина наконец-то смогла рассмотреть свою похитительницу нормально, а не в малоинформативный профиль.
- Релла? Зай, если это ты, то сними маску, я нихрена не понимаю, - пожаловалась Селина. - Меня и так прокатили с танцами, а тут ещё и вы, Бэтмены, набежали...


Цитата недели: из q.10 Бог нас задумывал из железа от Alice Longbottom
Где же гриффиндорская отвага, честность, благородство? То ли в моем взрослении что-то пошло не так, то ли шляпа чего-то во мне не разглядела.  А может она вообще ничего не видит? Может шляпа случайным образом распределяет учеников по факультетам, вешая на них ярлыки, которым они потом всю жизнь стремятся соответствовать? Вот и весь секрет.

0

23

Мартовские Мистер и Мисс Сомниум:
Scorpius Malfoy & Selina O'Callaghan

+3

24

Лучший отыгрыш марта:
Похищение невесты

0

25

Цитата недели: из О боже, праздники! от Gertie Keddle
- Не по-слизерински это, обниматься. Вот зайдет кто, а мы тут девчачьими делами занимаемся, вот придется делать вид, что это удушающий захват, а у тебя и так голова болит. - Это было самое блестящее, что могла выдумать хитрая семикурсница.

Активисты недели: Oliver Finnigan, Lima Blade, Lorna McQuarrie, Arabella Dragomir

0

26

Цитата недели: из беги, пока не стало слишком поздно от Rose Weasley
С минуту-две Уизли крутила головой, пытаясь понять, безопасно ли для жизни запихнуть это себе в рот или все же не стоит? После девочка презрительно окунула ложку в эту субстанцию и наклонилась вперед, чтобы понюхать. Судя по всему, какая-то каша. Это пытка! Издевательство! Где мясо?

Активисты недели: Michael Sawyer, Arthur Lambert, Lucy Weasley, Grace Adams

0

27

Цитата недели: из Hopeless Wanderer от Salome Zabini
Стук капель образует причудливый ритм, мало похожий на привычную уху музыку; Саломея, впрочем, привыкла именно к такому: пляска амазонских джунглей, гул африканской саваны, слепящий шелест высоких горных верхушек. Если закроет глаза, почувствует себя дома.

Активисты недели: Salome Zabini, Elissa Rockwell, Austin Nott, Gertie Keddle

0

28

Апрельские Мистер и Мисс Сомниум:
Austin Nott & Elissa Rockwell

+1

29

Лучший отыгрыш апреля:
Deep in my heart

0

30

Цитата недели: из Хьюстон, у нас проблемы от Lily Potter
А мысль была до ужаса проста и оттого особенно ослепительна, будто Лили, наконец, раздвинула тяжелые шторы и в темном до этого помещении стало так ясно, что она смогла увидеть самое главное, заключающееся в том, что она никогда и не могла бы быть рядом с другим человеком. Ни с кем, кроме него.

Активисты недели: Andrew Hardman, Megan Hardman, Molly Weasley, Michael Sawyer

+1


Вы здесь » Harry Potter: Somnium » The Great Hall » Зал Наград